Детей забирают на органы

Российских детей вывозили в Италию на органы

Детей забирают на органы

сподвигла на написание поста эта история

https://pikabu.ru/story/kak_menya_v_ameriku_khoteli_zabrat_6… там было про боязнь быть пущенным на органы при усыновлении. В х над этим посмеялись, кое-кто помянул тупую вату.
Собственно к чему я:

Российских детей вывозили в Италию на органы

Из 1260 детей, вывезенных из России в Италию, российские следователи нашли усыновлёнными только пятерых. А где же все остальные?

В своё время Надежду Фратти (Щелгачеву), обвинили в том, что она обманным путем вывезла в Италию для усыновления 1260 российских детей.  Запросы о местонахождении наших детей российские правоохранительные органы отправляли в Италию неоднократно.

По словам сотрудника прокуратуры Волгоградской области Николая Бичехвоста, пока в России шли суды над Н. Фратти, было подготовлено международное поручение: проверить судьбу каждого ребенка, проживающего в Италии.

А заместитель начальника следственного управления Волгоградской области Василий Гощук добавляет:– Мы ждали из Италии документы, где на каждого из волгоградских усыновленных детей должна быть предоставлена официально подтверждённая информация, что дети живы. Но нам так и не ответили.

Волгоградским следователям командировку в Италию не дали. С инспекцией туда ездили московские следователи. Которые нашли следы пятерых детей. Пятерых из тысячи двухсот шестидесяти.

А тем временем мир, подуставший от сенсационных разоблачений типа того, что римский хирург Рафаэлло Кортезини сделал сотни тайных операций по пересадке почек, узнал о «благословенной» Италии ещё кое-что. Причём, из уст министра внутренних дел самой Италии Роберто Марони. Министр выдал горькую правду не в газетном интервью, а на ежегодной ассамблее ЮНИСЕФ в Риме:

– Малолетние иммигранты оказываются «золотым дном» для торговцев живым товаром, которые продают их органы. Мы имеем основания говорить о торговле детскими органами. И признаки торговли уже обнаружены в Италии.

Марони не был голословен: с 1974 по 2008 г. в Италии бесследно исчезли 9802 несовершеннолетних, 8080 из них – иностранцы. По сведениям министра, каждую неделю в Италии пропадают восемь малолетних детей.Роберто Марони поддержали журналисты.

«Эти «невидимые дети» приезжают из далеких стран и исчезают в никуда, – написала газета La Stampa. – Только с острова Лампедуза (Сицилия), где расположены приемные пункты для нелегальных иммигрантов, в 2009 году из 1320 детей исчезли более 400».

Сам же Роберто Марони выразил надежду на принятие парламентом Италии специального закона о создании банка ДНК. Для детей в возрасте от четырех лет из числа иммигрантов, граждан ЕС и итальянцев.

Крановщица, создавшая конвейер смертиОдной из тех, кого всё это потрясло до глубины души, стала журналистка Надежда Попова, опубликовавшая в «Аргументах недели» материал «Погасшая радуга».

С подзаголовком «Почему притормозили дело Надежды Фратти-Щелгачёвой?».

Вот фрагменты её материала.1 января 2001 года. Остров Тенерифе. Я и мои коллеги – российские газетчики – в гостях у испанских журналистов. Мы идем обедать в уютный ресторанчик отеля «Лас Пальмерас». В ресторане многолюдно. А рядом с нашим столиком располагается пестрая компания, которая говорит на двух языках – русском и итальянском.

Причем, на русском трещит вульгарная блондинка в очках. Они то и дело сползают у нее с носа. Рядом сидит итальянец преклонных лет, которого неимоверно тянет в сон. Но гуляют эти гости отменно. Официант приносит то коньяк за 3 тысячи долларов, то очень дорогое коллекционное вино. Соседи эти мне не понравились. От них исходило что-то тревожное.

И я бы сказала – криминально-тревожное. А лицо вульгарной дамы врезалось в память. И не напрасно. Уже дома, в Москве, включив телевизор, я увидела ту самую вульгарную блондинку.

Шел сюжет о некой Надежде Фратти-Щелгачевой, которая обманным путем вывезла из Волгоградской, Пермской областей и Республики Коми сотни российских ребятишек якобы для усыновления. Дети пропали в Италии…

На какие же деньги шел новогодний банкет на Канарах?…Веселые канарские каникулы мадам Щелгачевой-Фратти закончились сразу после возвращения с острова Тенерифе. Хорошо, что после отдыха мадам Фратти поехала не в Рим, а в Волгоград, на родину. Там ее сразу арестовали.

Кстати, откуда у нее итальянская фамилия? В 1988 году Щелгачева работала крановщицей на возведении трубного завода в городе Волжский. Туда приехала большая группа итальянских строителей. Среди них был некий Карло Фратти.

Неизвестно, что нашел итальянец в местной крановщице. Но свадьбу сыграли в России. И Щелгачева превратилась в сеньору Фратти. После завершения строительства, в 1992 году, молодые отправились в Италию.

А вскоре сеньора Фратти зарегистрировала фирму «Аркоболено» («Радуга») по усыновлению сирот. И конвейер заработал.

По данным ФСБ, с 1993 по 2000 год Щелгачева отправила в Италию 558 сирот из Волгоградской области, 352 ребенка из Пермской области. Из Республики Коми она вывезла 320 детей.

Основными поставщиками сирот в Италию были три приюта: города Волгограда, Волжского и Михайловского районов Волгоградской области.

По версии следствия, в Италию с благословения подкупленных районных судей и областных чиновников отправлялись дети в возрасте до трех лет. И как такой малыш может постоять за себя?

За 10 лет Фратти выслушивала приговор пять раз. Следствием было установлено, что несколько директоров детских домов Волгоградской области получали от Фратти взятки до 150 тысяч долларов. Фратти себя виновной не признала. И молчала на допросах.

Но высокие покровители всячески старались содействовать освобождению Щелгачевой. Видимо, именно поэтому вынесение приговора и затянулось на 10 лет. Первый раз её оправдали в 2002 году «за отсутствием состава преступления».

Прокуратура, требовавшая семь лет тюрьмы для Фратти, обжаловала это решение. В 2003 и 2006 гг. Фратти была осуждена к условным срокам лишения свободы. И опять приговоры отменялись. И дело снова шло на пересмотр. И лишь осенью 2010 г. бывшую крановщицу признали виновной.

Но дали четыре года условно. Как же работает российская судебная система? Не только с закрытыми глазами, но и с завязанными ушами?

Щелгачева-Фратти обвинялась не только в незаконном вывозе сирот, но также в даче взяток должностным лицам и изготовлении фальшивых документов. После того как Фратти была арестована, сотрудники ФСБ провели обыск в ее квартире.

И обнаружили крупные суммы в долларах, лирах и рублях. А еще расписки влиятельных лиц в получении денег, а также фальшивые печати и «готовые» решения судов. Тут надо сказать еще вот о чем: в 2001 г.

, после шума, устроенного СМИ, фирма Фратти «Аркоболено» вмиг лишилась аккредитации Министерства образования РФ. Но почему же «Радуга» получала аккредитацию все эти долгие годы? И еще.

Многие чиновники неоднократно заявляли журналистам, что Фратти делает благое дело, устраивая русских детей в итальянские семьи…Но где эти семьи? А самое главное, где дети?Из судебного приговора

Приговором Волгоградского областного суда Н.В. Фратти признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 291 УК РФ, ч. 2 ст. 327 УК РФ. Назначено наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года. В соответствии со ст.

73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком четыре года.Фратти, получив условный срок, тут же удрала из России.

Но почему же Фемида осталась так холодна к «подвигам» этой мошенницы с двумя паспортами – российским и итальянским?В общем бизнес отлаженный и денежный, соответственно всегда найдутся мрази которые с удовольствием в нём поучавствуют.

Периодически таких деятелей ловят (на днях поймали в Грузии Украинку прилетевшую из Москвы с десятью детьми, пока не всё ясно, но всё указывает на очередную торговку детьми), но это верхушка айсберга.

взято отсюдаhttps://matveychev-oleg.livejournal.com/3975908.html

Почему медицинское сообщество считает это дело «абсурдом», и как оно отразится на технологии суррогатного материнства в России.

Фото Алексея Майшева, РИА «Новости»

14 июля Басманный суд Москвы арестовал врачей, обвиняемых по делу о «торговле младенцами» от суррогатных матерей. Это эмбриолог Тарас Ашитков, акушер-гинеколог Юлиана Иванова, акушер-гинеколог Лилия Панаиоти и курьер Валентина Чернышова.

15 июля следствие попросило арестовать ещё четырёх фигурантов дела: юриста «Росюрконсалтинга» Романа Емашаева, переводчика Кирилла Анисимова, суррогатную мать Татьяну Блинову и гендиректора ООО «Европейский центр суррогатного материнства» Владислава Мельникова.

В чём заключается обвинение, следствие не уточняет. А срок за «торговлю людьми» предусматривает от трёх до 15 лет.

В России с 1995 года разрешено суррогатное материнство, в том числе на коммерческой основе. В Федеральном Законе № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» статья 55 («Применение вспомогательных репродуктивных технологий») закреплены основные положения по этой процедуре, но правовые проблемы всё равно возникают из-за несовершенства закона.

Российская ассоциация репродукции человека (РАРЧ) заявила, что обвиняемые врачи действовали в рамках действующего правового регулирования, которое не содержит прямого запрета на выполнение программ суррогатного материнства. Коллеги фигурантов считают это дело «абсурдом», а сами обвиняемые настаивают, что все дети генетически родственны родителям, выступавшим заказчиками этих программ.

Показать полностью 31 Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам:

Источник: https://pikabu.ru/story/rossiyskikh_detey_vyivozili_v_italiyu_na_organyi_6661437

Решения об изъятии детей начнут штамповать пачками, а родители совершенно лишатся возможности защищать свои семьи в судах – таковыми, по мнению экспертов, опрошенных Царьградом, могут стать итоги принятия нового закона по корректировке ГПК, Семейного кодекса и закона “О полиции” в части отобрания несовершеннолетних у родителей, который был внесён в Госдуму несколько дней назад.

Выдернуть из семьи могут любого ребёнка – под надуманным предлогом

В том, что необходимо менять действующее законодательство, которое наделяет органы опеки невероятными полномочиями по разрушительным действиям в отношении семей, сомнений нет, пожалуй, ни у кого – из здравомыслящих, разумеется, людей.

Представьте себе: сейчас, как рассказала Царьграду юрист и эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи Анна Швабауэр, происходит до трёхсот тысяч изъятий детей в год. Таковы данные официальной статистики. При этом в основном отбирают по федеральному закону №120-ФЗ “О профилактике безнадзорности”.

“И десятая часть – в порядке ст. 77 Семейного кодекса, которую пытаются “починить” авторы законопроекта. Иначе говоря, они не решают проблему, а только усугубляют её”, – полагает Швабауэр.

На самом деле, по её словам, тем самым фактически расширяется спектр деятельности соответствующих структур по вмешательству в семьи – безосновательно. Причём так называемый административный порядок никуда не исчез.

Зато добавился судебный, который на практике, по всей видимости, окажется ещё более необратимым.

По проекту, при установлении непосредственной угрозы орган опеки проверяет информацию и обращается в суд, который должен в течение 24 часов принять решение – согласиться или отказать.

Но не прописано, как проверяется информация. Может, получается это сделать и дистанционно – не выезжая на место, поверить на слово.

Нигде ведь не указано, что они должны выехать на место, провести опросы, собрать доказательства и так далее,

– объясняет эксперт.

Но и понятие “непосредственная угроза жизни и здоровью” трактуется тоже зачастую вольно, что хорошо знакомо из практики: бытовые трудности, отсутствие каких-нибудь продуктов и т. п., а значит – вновь в деле субъективные оценки опеки.

“Приведу пример из практики. Мамочка приехала из роддома домой с четвёртым ребёнком. К ней пришли социальные службы: семья многодетная, стеснённые условия, мама с ребёнком спит на матрасе на полу.

И сказали: “Ваш малыш подвергается угрозе, поскольку он спит таким образом, на него могут наступить – вплоть до смерти”. Написали в документах, что были основания полагать угрозу жизни несовершеннолетнему.

Отобрали”, – рассказывает Анна Швабауэр.

По звонку любого, кто решит, скажем, свести счёты, орган опеки или полиция могут подать сразу заявление – без всяких доказательств.

Резиновые формулировки” позволяют крутить законом и так, и эдак

“Абсолютно “резиновые” формулировки. “Ненадлежащее исполнение” – что это такое? “Угроза жизни и здоровью” – это как? “Смерть может наступить” – то же самое.

В последние годы у нас сложилась преступная практика, когда вместо того, чтобы заниматься вот этими моментами, органы опеки действуют по методичкам, которые пишут известно кто, и мы наблюдаем, что увеличилось количество отобранных детей”, – согласна с ней координатор компаний CitizenGo в России Александра Машкова-Благих.

Эти самые “методические указания” – штука просто потрясающая. Она диктует, что считать “группами риска”, и на них, следовательно, и надо обращать пристальное внимание и реагировать.

А в списке, для понимания, значатся и многодетные (особенно это любопытно на фоне слов президента о том, что семья с тремя детьми должна стать нормой), многоколенные (живут молодые вместе с бабушками и дедушками? Риск!), малообеспеченные, при межнациональном браке.

Ну о чём можно тут говорить? Если связь поколений в одной квартире или – в нашей-то стране! – супруги разных национальностей оцениваются как риск! Или если ребёнок не посещает дополнительные кружки и секции (пример: маленькое село, где только секция волейбола, например, а ребёнок не хочет заниматься именно этим видом спорта). А формирование подобных методичек происходит в закрытом режиме, среди разработчиков таких злостных проектов – организации, которые зарабатывают на изъятии детей: те, что непосредственно оказывают услуги “неблагополучным” семьям,

– уточняет Машкова-Благих.

Параллельно, отмечает она, возникла другая инициатива – об “адвокатах для детей”: тех, которые будут решать, что в интересах ребёнка, а что нет: ещё одна зарубежная практика, где, как правило, такие юристы тесно связаны с опеками.

“Я такого уровня цинизма давно не видела: если раньше они выходили с лозунгами “за права ребёнка”, то теперь – “за защиту семей и традиционных ценностей”, это что-то запредельное”, – констатирует она. 

Жёстче, чем раньше

Член Общественной палаты России Павел Пожигайло, который сейчас выступает ответственным по подготовке отзыва на проект закона от комиссии по демографической политике ОП, тоже в свою очередь говорит о его ювенальном характере.

“Это никакая не защита детей, а способ их отбора, причём в ещё более жёсткой трактовке, чем ранее, – уверен Пожигайло. – Соответственно, мы просим, чтобы авторы доказали его состоятельность: чего не хватает в действующем законодательстве, что надо придумывать этот закон?”

Есть несколько моментов, которые обращают на себя внимание.

Нам говорят, что теперь с произволом опеки мы будем бороться с помощью суда. Хорошо. Но если прежде при несправедливом решении опеки, когда это выявилось, получился резонанс, можно было, по крайней мере, изменить его относительно легко, а ситуацию – соответственно, исправить, то теперь, когда решение принимает суд, даже формальная процедура обжалования может длиться полгода!

– аргументирует свою позицию общественный деятель.

Чтобы представить, как будет работать система в новых условиях, достаточно смоделировать простую ситуацию.

Допустим, если претензии органов опеки возникли к семье, которая живёт не в районном центре, а в отдалённом селе, и им нужно ездить каждый раз на заседания.

Более того, они и адвоката-то нанять не успеют, учитывая, сколько времени отводится на принятие решение судом: как это возможно сделать всего за сутки? Или не смогут, потому что у них не хватит денег.

“А где состязательность процесса? – задаётся следующим вопросом Павел Пожигайло. – С одной стороны, шокированные происходящим родители, которые толком ничего сообразить не могут (если они вообще успели попасть на заседание), а с другой – подготовленные в таких делах, опытные сотрудники опеки. Никаких шансов у семьи просто не будет”.

Не забывайте про коррупционную составляющую”

Западная практика, модель которой пытаются теперь внедрить в нашей стране, показывает, по его словам, что суды принимают решения чаще всего в пользу органов опеки: просто штампуют одно за другим, и всё, не особо разбираясь.

И логика судьи здесь очевидна.

Ведь, если он соглашается забрать ребёнка, риски для него минимальные. А в случае, когда не согласился, могут возникнут вопросы в дальнейшем. Не дай Бог, что-то с ним случится через какое-то время, с него спросят: почему не отреагировали на сигналы?

Следовательно, ему проще подстраховаться.

Кроме того, у специалистов есть опасения, что при такой штамповке активизируется коррупционная составляющая изъятия несовершеннолетних: речь идёт о так называемом “чёрном рынке”, на котором идёт буквально охота за детьми (чтобы передавать их в приёмные семьи).

У нас есть предложение переориентировать детских омбудсменов с защиты прав ребёнка на защиту прав именно семьи. Сегодня этого нет! Получается, пришли, в течение дня отобрали, и какие шансы отстоять свою правоту? Никаких! В этот момент – лишение родительских прав и всё,

– отмечает член ОП России.

Он опасается, что принятием закона в предложенной сейчас редакции мы не решим задачу внесённых в Конституцию поправок, а только создадим механизм разрушения семьи, не пытаясь к тому же бороться с причинами.

“Вот, допустим, известно ведь, что во многих случаях проблемы возникают в семьях, где есть злоупотребление алкоголем, так? Ну давайте же тогда решим прежде законодательно вопрос о принудительном лечении, возродим ЛТП – это уже длительное время обсуждается. Ведь всё-таки алкоголизм – это не приговор, это излечивается”, – уточняет Пожигайло.

Комментариев на реакцию экспертов со стороны разработчиков законопроекта пока нет. А её, реакцию то бишь, действительно хотелось бы увидеть: как бы то ни было, речь идёт о сотнях и тысячах маленьких жизней и судеб целых семей.

Раз вопросы возникли, они требуют ответа.

И правы, пожалуй, все специалисты, оценку которых на законопроект выслушал Царьград: совершенно точно необходимо широкое общественное обсуждение этой законодательной инициативы.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/lovushka-dlja-semej-zakonoproekt-ob-izjatii-detej-chto-s-nim-ne-tak_266793

Дети на органы

Детей забирают на органы

То, что детей усыновляют и вывозят в США — для того, чтобы разобрать на органы — это установленный факт. Однако ловят только детоубийц-любителей продать одну почку за 120 тысяч долларов. Организованный канал детоубийц работает иначе и без помех. Например, сейчас в России беспризорников больше, чем во время гражданской войны — миллионы.

В гражданскую войну они миллионами и помирали на дорогах, сейчас совсем другое дело. Сейчас — это сверхдоходный бизнес. У каждого ребёнка — две почки — это 250 тысяч долларов, плюс кожа, роговица, сердце. Одного ребёнка можно разрезать на миллион долларов запчастей. Теперь беспризорникам не дадут так просто бегать по дорогам.

Есть люди, которые не упускают этой возможности поживиться.

Мафия не возится с усыновлением. Это отдельные случаи действий одиночных мародёров. На практике детей разбирают прямо в России. Для этого достаточно районной больницы. Центр банка данных и покупатели проходят через Израиль. Трансплантационная международная банда находится в полном контакте с врачами, которые всего лишь за небольшой «отстёг» извлекают органы из живых детей и для этого их не надо бить по голове молотком, их просто немного наркотизируют и всё. Эти нелюди не понимают, что этими долларами они подавятся. Ими только можно купить билет в ад, в один конец. Они думают, что дети ведь ничьи и их никто не ищет. А государство? — Какое государство? Это что ли? — Если там кто заинтересуются, то получат свою долю и всё. Когда все понятия вертятся вокруг денег то всё так и получается. Честь и совесть не имеют денежного выражения и поэтому отсутствуют, как в Америке. Но Бог видит всё!

Только вчера об этом говорили, что в России происходит массовая разборка беспризорных детей на органы. Всемирный банк покупателей органов находится в Израиле. Таким образом, выход на покупателей имеют только те врачи, которые связаны с Израилем. Вот почитайте наглядное свидетельство, что они разрезают живых пациентов на органы в обычных районных больницах.

Почему они в идеале предпочитают детей? — потому что у них здоровые органы. Почему беспризорников? — Потому что они ничьи — безхозные — миллион долларов бегает в запчастях по улицам — Лови их. Помните? — Чёрная машина ездила по городу, а потом пропадали дети.

Сейчас много чёрных машин ездит по русским городам, а потом дети пропадают, но их никто не ищет, они ничьи. Более того, вполне возможно, что разрезатели детей работают в полном контакте и ко взаимной выгоде с детскими домами и учреждениями.

Сообщается, что в Хабаровске возбуждено уголовное дело в отношении незаконной пересадки органов.

Это дело международное. Центр нелегальное пересадки органов находится в Израиле, где находится всемирное досье доноров и нуждающихся. Это через Израиль устраивают операции, за которые платятся — 120 тысяч доноров за почки — официальная рыночная цена. Вот и считайте в Хабаровске — 15 доноров х 120 тысяч долларов.

Сейчас, при современных средствах связи, всё устраивается легко. Но акцент здесь не в этом. Пересадка доноров это чистое злодейское убийство. Органы могут быть взяты только у живого человека. В этом вся проблема, то что медики объясняют, что дескать да мы ждём пока секрдце остановится, это ложь.

Никто ничего не ждёт, потому что ждать нельзя — органы должны быть взяты у живых людей иначе их органы будут непригодными. Органы берутся у живых людей и забор часто производится даже без наркоза, чтобы не повредить почки. При этом делается разрез тесаком и вдоль и поперёк тела, таким образом, как-будто человека переехал поезд.

Забор органов — это чисто живодёрское убийство живых людей, ради денег, даже если это якобы бесплатно. Сказки о том, что люди долго потом живут с этими органами являются сказками, так как те болезни, которые выводят из строя свои органы продолжают действовать и на пересаженные органы.

Кроме этого, людям, которым пересадили почки, дают такие лекарства, от которых всё остальное тело засыхает, чтобы оно почки не оттторгало. Заборы органов должны быть запрещены во всё мире, как шулерская, чисто бандитская операция. Вы понимаете, что если это чистый бандитизм на Западе, то в России это в ещё худшем виде. Чистая живодёрня.

МВД России сообщает, что из России экспортировано 45 тысяч детей. Каждый ребёнок сообщают они же, стоит до 50 тысяч долларов. Во всяком случае в США всем хорошо известно, что если хочешь усыновить, то это будет цена нового дорогого автомобиля.

Вопрос: кто в России получает эти деньги? 45 тыс детей Х на 50 тысяч долларов — более 2 миллиардов долларов. Сумма сравнимая с величиной ежегодного бюджета России (около 50 млрд.

) Теперь вы понимаете почему в нормальном государстве должна быть смертная казнь — Потому что люди — сволочи и во многих случаях используют возможности к своей личной выгоде независимо от ущерба для других, что и вы и наблюдаете в течении последних десятков лет. Но МВД не договаривает.

Какой-то процент детей идёт просто на запчасти, то есть нх разрезают на пересадку органов. В этом случае доход с каждого ребёнка улетает на суммы в более 100 тысяч долларов. Только пересадка почек стоит не менее 120 тысяч долларов. А сердце? А печень, а кожа, а роговица? Штаб-квартира мировой пересадки органов находится в Израиле.

Попробуйте их там зацепить — они под надёжной охраной первой и второй по силе армий в мире — США и Израиля. На сегодня в мире прочно восцарилось царство зла — теперь настали времена, когда это зло даже не утруждает себя маскировкой.

«В Турции арестован израильский врач Захи Шапир (Шапиро), работавший в частной клинике в Стамбуле, которая специализировалась на пересадке органов. Он был задержан вместе с 13 другими сотрудниками этого же медицинского учреждения по подозрению в нарушении правил медицинской трансплантации, пишет «Газета. ру».

Среди них — «расчленение людей, которые еще не были мертвы в момент удаления из их тела жизненно важных органов. Полиция начала расследование после того, как один из доноров, который продал для трансплантации свою почку, подал заявление в правоохранительные органы.

Истец утверждает, что он не получил за проданный орган обещанную ему сумму денег».

Между прочим заголовок статьи такой: «ТУРЕЦКИЕ ВРАЧИ ЗАДЕРЖАНЫ ЗА УДАЛЕНИЕ ОРГАНОВ У ЖИВЫХ ЛЮДЕЙ» — Был израильский врач, а стали турецкие врачи.

Обычная подача, мы тут ни причём — это гадкий турок Шапиро — мы турков поэтому не любим; а кто может что плохого сказать о евреях?

«Согласно исследованиям Международной организации здоровья, Бразилия, Индия и Молдова поставляют больше всех в мире внутренних органов для трансплантации.

Об этом сегодня сообщает мексиканское издание Todo Teotihuac. com. По данным той же организации, повышенным спросом пользуются почки, а также печень и роговица глаза.

Цены варьируются от 1000 долларов за почку для доноров из бедных стран до 200 000 долларов, которые платят состоятельные пациенты, не желающие ждать своей очереди на трансплантацию или не соответствующие медицинским требованиям для такой сложной операции.

Новую почку надо ждать в среднем 3 года — это открывает широкие возможности для черного рынка трансплантологии. Как отмечает издание, донорами, как правило, являются граждане бедных стран, а «получают» новые органы жители развитых держав» — Биржа внутренних оранов а также наведение покупателей органов, которые в основном больные богатые евреи, на продавцов органов, которые бедные гои, находится в Израиле.

«Доктор Рошаль выступает за разрешение детского донорства в России. Детское донорство (пересадку органов от детей к детям), сейчас запрещенное в России, необходимо разрешить, считает член Общественной палаты, директор московского НИИ неотложной детской медицины и травматологии Леонид Рошаль.

В пятницу газета «Коммерсант» сообщила о соответствующей законодательной инициативе Минздравсоцразвития. По информации издания, министерство почти закончило работу над документом, регламентирующем пересадку печени, сердца, кишечника и легкого от (гойского) ребенка к (еврейскому) ребенку. «Есть мировая практика.

Если есть показания, если есть реципиент, то почему этого не делать? При соблюдении всех правил я принципиально за», — сказал Рошаль РИА Новости.

По его мнению, опасения правозащитников не оправданы.»А что бы они сказали, если бы у них был ребенок, которому бы требовалась пересадка, а ее бы не производили, потому что есть запрет?», — сказал Рошаль».

Хитрит чёрный доктор Рошаль, — это тот который всех терорристов на Дубровке вместе с жертвами отравил газом фентанилом, которого в России нет (наверно, привезли из Израиля по случаю), и так чётко что никого в живых не осталось и допрашивать некого. Весь вопрос тут, Уотсон, в том, можно ли пересаживать органы от еврейского ребёнка к ребёнку гою? То есть как на это смотрит Шульхан Арух.

Вы так этот вопрос сформулируйте чёрному доктору, а не иначе. Потому что на самом деле, что они хотят легализовать не акцентируя — это пересадку органов от детей-гоев к евреям причём наладить выращивание гоев (гойские свинофермы) конкретно на жертвоприношение, ритуальную забивку и распределение органов забитых детей-гоев. Всё будет легально и под контролем еврейских врачей.

Всё идёт к легализации кровавых жертвоприношений и ритуальную забивку гоев. Они не зря гнут и дожимают эту линию. Лик Змеи и дракона на архитектурных памятниках оживает на глазах. Помните древнюю китайскую сказку про то, что рядом с городом «N» жил дракон, который требовал и пожирал детей. — Это была не сказка.

Кто смекнул, пока не позно, — всем прятаться в синагоги! Хотя бы ради детей! Дракон уже выпущен из бутылки.

«Девять жителей Израиля арестованы по подозрению в торговле человеческими органами. Согласно данным правоохранительные органов, преступники предлагали донорам продать свою почку за 30 тысяч долларов.

Рекламные объявления печатались в русскоязычных газетах и прессе на арабском языке. Операции по извлечению органов проводились на Украине.

Полиции удалось выйти на след правонарушителей после обращения одной израильтянки, которая заявила, что не получила обещанных денег за свою почку. Один страж порядка выдал себя за потенциального донора и разоблачил мошенников.

Следователи предполагают, что жертвами аферистов стали десятки человек. В Израиле запрещена торговля человеческими органами, однако местные законы допускают продажу органов, если доноры уезжают делать операцию за рубеж, отмечает РИА «Новости».

— За рубежом и расплачиваются. Но «мэтчируют», сводят покупателей и продавцов, через специальную биржу, — через Израиль.

«Как сообщил пресс-секретарь полиции Израиля Микки Розенфельд, все арестованные являются гражданами Израиля, большинство из них выходцы из стран бывшего СССР.

По данным Израильского общества трансплантации (Israeli Transplantation Society), около 200 израильтян каждый год уезжают за рубеж, чтобы пересадить себе донорский орган. В большинстве случаев, это операции по пересадке почки».

Сотрудники Государственной пограничной службы Украины в Закарпатской области задержали правонарушителей, пытавшихся незаконно вывезти за границу четверых мальчиков, выдавая их за футболистов. Детей везли на микроавтобусе Mercedes через пункт пропуска «Малый Березный». Кроме водителя и несовершеннолетних пассажиров, в автобусе находились двое мужчин и женщина.

Во время паспортного контроля мужчины представились тренерами футбольной команды, а женщина — матерью одного из мальчиков. Они сообщили, что едут на международный футбольный турнир в Данию.

При собеседовании выяснилось, что мужчины не имеют никакого отношения к тренерской работе и познакомились со своими «подопечными» за несколько часов перед въездом в пункт пропуска. Кроме того, документы для перевозки детей были оформлены ненадлежащим образом.

Пограничники установили, что родители двоих детей в настоящее время находятся за границей, поэтому не могли дать разрешение на вывоз своих детей. Поэтому детей не пропустили через границу. Сами пограничники допускают, что эти дети могли стать жертвами охотников за человеческими органами.

ИСТОЧНИК

Источник: https://mediton.livejournal.com/36169.html

«Оставайся, раз выживешь»: как теперь будут отбирать детей

Детей забирают на органы

Законопроект, ограничивающий внесудебный порядок изъятия детей из семьи, внесен в Госдуму. Он призван изменить процесс изъятия детей из неблагополучных семей так, чтобы он соответствовал новым поправкам в Конституцию о защите семьи и создании достойных условий для воспитания детей.

Если нововведение вступит в силу, то органы опеки или правоохранители, получившие информацию об угрозе жизни ребенку, больше не смогут сразу отобрать ребенка у родителей — им придется подавать заявление об изъятии ребенка из семьи в районный суд по месту его проживания.

В проекте предусматриваются и «исключительные случаи»: если сотрудники опеки и полиции, прибывшие к недобросовестным родителям, видят, что «в течение нескольких часов может наступить смерть ребенка», то они вправе забрать его сразу, составив акт с объяснением причин.

Этот пункт законопроекта удивил общественников, которые давно пытаются поменять механизм изъятия детей в России. Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская отметила в разговоре с «Газетой.Ru», что спрогнозировать гибель ребенка невозможно.

«Я даже не понимаю, о чем идет речь. То есть приходят опека, полиция, и им нужно прямо сейчас понять, что ребенок может умереть через два часа, если они его не заберут.

А если ребенок жалуется на сексуальное насилие? Изнасилование — это же не угроза жизни. Что мы скажем ребенку? «Ну дружок, оставайся здесь, раз ты выживешь и эта ситуация тебя не убьет. Пусть понасилуют еще какое-то время»,

— возмутилась глава фонда.

Председатель Совета приемных семей при Минпросвещения РФ Наталья Городиская также считает, что сами органы опеки будут вынуждены трактовать по-разному понятие «исключительные случаи».

«А что такое опасность, представляющая угрозу жизни: пустой холодильник или отец, который насилует своих детей? Как можно обнаружить, что смерть наступит в течение нескольких часов? Например, опека среагирует на жалобу, придет и увидит, что с детьми просто сидит пьяная мать — значит, можно в суд. А через три часа вернется отец и начнет махать ножом. Надо уточнять, что подразумевается под угрозой жизни», — подчеркнула эксперт в разговоре с «Газетой.Ru».

Автор законопроекта и полномочный представитель Совета Федерации в Конституционном суде Андрей Клишас пояснил «Газете.Ru», что чиновникам еще предстоит установить критерии, согласно которым на практике органы опеки и правоохранители будут определять, что случай является «исключительным».

«Закрепление четких критериев позволит ограничить свободу усмотрения органов опеки и попечительства при установлении оснований для отобрания ребенка», — заявил сенатор.

«А если бьет до полусмерти»

Авторы пообещали в тексте законопроекта, что заявления об изъятия ребенка из семьи будут рассматриваться судом в течение 24 часов с момента поступления.

Само заседание будет проходить в закрытом режиме — на нем, согласно документу, обязательно должны присутствовать органы опеки и попечительства, прокурор и родители (или один из них). В необходимых случаях могут быть и другие заинтересованные лица, а также сам несовершеннолетний, которого хотят изъять, если его участие возможно.

По мнению главы Совета приемных семей Натальи Городиской, судебный процесс, который обещают провести в течение 24 часов, в итоге может затянуться, что ставит под угрозу жизни детей.

«Если затягивать будут этот суд или оформление документов, а ребенок в этот момент находится в серьезной опасности, то есть риски. А что если ребенок оставлен без еды или есть в семье человек, который бьет до полусмерти, но его органы опеки не застали, когда приходили?» — сказала собеседница «Газеты.Ru».

Тем не менее второй автор законопроекта, председатель комитета по государственному строительству и законодательству Госдумы РФ Павел Крашенинников, назвал срок в 24 часа «максимально коротким», передавал ТАСС.

Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» также удивилась, что российский суд способен решить такое дело за 24 часа — как пояснила Альшанская, ранее она тоже выступала с идеей о судебном изъятии, но предлагала рассматривать такие заявления за 48 часов.

«Если суд справится с этим за 24 часа, то я только за. Правильно, что на заседании будут присутствовать родители. Хотя в законопроекте ничего не написано про адвокатов — они должны помочь родителям высказать свою позицию», — подчеркнула специалист.

Сенатор Клишас уточнил в разговоре с «Газетой.Ru», что на заседании может присутствовать адвокат, но не пояснил, указан ли он в законопроекте как «заинтересованное лицо» или просто не упомянут. «Да, адвокаты могут участвовать в рассмотрении данных дел в общем порядке», — сообщил он.

«Изъятия маскируются»

Неизменным в данном процессе осталось то, что после заседания, на котором изъятие несовершеннолетнего было одобрено, органы опеки должны в течение семи дней с момента изъятия обратиться в суд с иском об ограничении или лишении родительских прав, либо с иском об отмене усыновления.

Эксперты уверены: оставив этот пункт, чиновники никак не решили проблему безосновательного отбирания детей органами опеки. Именно из-за него число произвольных изъятий не изменится — органы опеки и полиция лишь станут их маскировать.

«Невозможно собрать за семь дней такие документы, потому что нельзя за это время глубоко изучить ситуацию в семье. В итоге проблема, которая имеется в текущем законодательстве, остается. Это приводит к тому, что большая часть отобраний маскируется — их нет в статистике.

Они маскируются под добровольные заявления родителей — органы отбирают, а родителей заставляют подписать соответствующие бумаги. Либо это делается под видом акта о выявлении безнадзорного ребенка, хотя ребенок находился дома с родителями. И та, и другая практика существует именно из-за того, что для опеки сложно собрать документы за семь дней»,

— подчеркнула Альшанская.

Кроме того, по словам общественницы, в процессе изъятия вообще не нужен пункт о моментальной подаче заявления на лишение или ограничение прав: в некоторых случаях органы опеки могут обеспечить временное устройство ребенку, а родителю — дать время на исправление.

«У нас однонаправленная история: если мы отобрали ребенка, то все — лишаем вас прав. Решение должно быть индивидуально в каждом случае.

Если родитель, например, находился в состоянии наркотического опьянения — во-первых, это может быть разовая ситуация, и из-за угрозы изъятия ребенка человек перестанет так поступать.

Во-вторых, с этим родителем можно работать на реабилитацию», — отметила президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Председатель Совета приемных семей при Минпросвещения также назвала лишение родительский прав крайней мерой. «С семьей нужно работать на восстановление. Государство должно оказать любую помощь, которая поспособствовала бы воссоединению семьи. Нет ничего хуже, чем дети, оставленные родителями. Нужны меры профилактики, центры помощи, кризисные центры», — сообщила Городиская «Газете.Ru».

«Произвол со стороны сотрудников опеки»

Тем не менее автор законопроекта Андрей Клишас выразил уверенность, что нововведение позволит обеспечить «защиту прав ребенка и интересов семьи».

«Суд сможет принять взвешенное решение, обеспечив соблюдения прав детей и интересов семьи. Предлагается исходить, прежде всего, из интересов семьи, родительского воспитания при соблюдении прав детей. Вносимые законопроектом изменения направлены на создание условий для максимально эффективной охраны прав и интересов ребенка, на защиту его права воспитываться в своей семье», — заявил сенатор.

Депутат Крашенинников также считает, что вступление в силу предложенного проекта сократит количество «произвольных вмешательств органов опеки в дела семьи».

«В качестве оснований изъятия детей зачастую называют нехватку игрушек у ребенка, громкий плач малыша, ненадлежащее состояние или отсутствие отдельной комнаты у ребенка, отсутствие нужных или наличие просроченных продуктов питания, наличие синяков на теле ребенка, оставление малолетнего с бабушкой и дедушкой»,

— напомнил он, уточнив, что все это не имеет под собой реальной угрозы жизни ребенку, передавал ТАСС.

Несмотря на все недочеты законопроекта эксперты согласны, что судебное изъятие — это шаг к тому, чтобы обеспечить безопасность детей и семьи в целом.

«Мы знаем про случаи, когда детей отбирают, и это действительно произвол со стороны сотрудников опеки. Я положительно отношусь к тому, что к данному решению предлагается привлекать суд, потому что тогда отобрание будет ответственностью не только органов опеки. Они же у нас во всем всегда виноваты: не изъял — ребенок пострадает, изъял — плохо», — отметила глава Совета приемных семей.

В фонде «Волонтеры в помощь детям-сиротам» выразили надежду, что чиновники разрешат экспертам внести свои коррективы в проект, чтобы он решал абсолютно все проблемы изъятия ребенка.

«Конечно, отрадно, что это наконец было сдвинуто с места.

Надеюсь, что будет какое-то обсуждение, чтобы мы смогли снять все зоны риска и чтобы законодательство поменялось не формально: не семь дней на подачу заявления, а персональная оценка ситуации, работа с семьей», — заключила Альшанская.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2020/07/10/13147765.shtml

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.