Забирают детей у родителей

За что детей забирают из семей

Забирают детей у родителей

Общество » Практика » Как отстоять права

В обществе уже не раз поднимался вопрос о незаконном отъеме детей из семей. Pravda.Ru поднимала эту проблему на конкретном примере.

Как работают полиция и органы опеки после поступления информации о возможном нарушении прав ребенка? На этот и другие вопросы Pravda.

Ru ответила начальник отдела по делам несовершеннолетних ОВД по САО ГУ МВД России по г. Москве подполковник полиции Елена Бормотова.

Изъятие детей — вмешательство в семью или предотвращение преступления?

— Полиция выявляет детей, проживающих в так называемых асоциальных семьях. Что же такое асоциальная семья?

— Одним из аспектов работы подразделения по делам несовершеннолетних является выявление семей, находящихся в асоциальном положении.

Семья, находящаяся в асоциальном положении, — это категория граждан, которые имеют несовершеннолетних, малолетних детей и занимаются их воспитанием и содержанием не должным образом, ведут аморальный образ жизни, злоупотребляют спиртными напитками. Все это и складывается в понятие “асоциальная семья”.

— Каким образом полиция выявляет такие семьи? По чьим жалобам?

— Выявляются такие семьи по разным схемам. В основном, информация к нам стекается при отработке участковыми уполномоченными полиции жилого сектора.

Они в ходе обхода выявляют семьи, в которых проживают несовершеннолетние дети, родители которых попадают под категорию неблагополучных.

Это те, которые употребляют спиртные напитки, наркотические вещества, которые жестоко обращаются с несовершеннолетними детьми.

Также информация поступает к нам из образовательных учреждений, мы очень тесно работаем с социальными педагогами образовательных учреждений, расположенных на территории округа. У нас уже достаточно четко отработан алгоритм.

Когда дети приходят со следами побоев, незамедлительно информация поступает в полицию и отрабатывается факт наличия жестокого обращения в семье.

Если в школу приходят дети, одетые не по сезону, их одежда изношенная, ветхая, все это вызывает тревогу, что в семье не все в порядке.

Также информация поступает из дошкольных учреждений, детских садов, когда родители приводят детей в нетрезвом либо в неадекватном состоянии.

Еще для нас источником информации служат наши граждане, соседствующие с такими семьями, – как раз та категория людей, которые слышат, что за стенами происходят действия, не совсем правильные.

Когда часто слышатся крики, плач детей, когда слышатся крики о помощи, когда происходят скандалы в семьях, где есть дети, – конечно же, эта информация для нас очень важна, и она незамедлительно отрабатывается.

— Но иногда ребенок может быть одет не по сезону, потому что родители его закаляют, или он сам старается ходить без шапки, или не хочет переобуваться в школе.

Ветхая одежда на ребенке, возможно, из-за того, что семья в материальном смысле не вполне благополучная, а в психологическом плане там все в порядке. Что касается приема алкоголя, возможно, в какой-то момент родители праздновали чей-то день рождения, а в обычной жизни они не алкоголики.

Грубо говоря, как, сколько раз может родитель “провиниться”, чтобы у него отняли детей? Какова сама процедура отъема?

— Когда поступает информация в полицию о том или ином факте, безусловно, никто сразу не определяет, что эта семья асоциальная, неблагополучная и ей необходимо заниматься сотрудникам полиции с точки зрения применения мер административной либо уголовной ответственности.

Работа с родителями проводится не только полицией, но и всеми субъектами системы профилактики – это образовательные, медицинские учреждения, комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства. Семья обследуется именно комиссионно.

Когда поступили звоночки, конечно же, полиция не побежала сразу наказывать родителей, составлять на них административные протоколы. Конечно, выясняются причины того, что происходит в семье.

Если не по сезону одет ребенок, по каким-то причинам не хватает денег, эта семья также пойдет на контроль.

Но не в полицию, поскольку здесь нет фактов физического или эмоционального насилия, на ребенка нет никакого давления.

Да, бывает тяжелое материальное положение в семье. Как правило, это происходит, когда мама или папа в одиночку воспитывает ребенка и действительно не хватает денег на содержание этого малыша. Поэтому и одежда-то не по сезону и ветхая, может быть, даже продуктов питания не будет в том количестве, которое хотелось бы видеть.

В этом случае, естественно, комиссия по делам несовершеннолетних, наши социальные центры защиты семьи и детей незамедлительно вовлекаются в работу с такой семьей. Они помогают этим семьям в получении продуктовой и вещевой помощи. Безусловно, никто не будет на эти семьи ставить клеймо, и ко мне под контроль такая семья не попадет.

Но на контроле будет та семья, в которой родители пусть периодически, но употребляют спиртные напитки. Если эта семья попала к нам в поле зрения, конечно, мы будем ее контролировать.

Мы не будем всей командой наведываться к ним домой, проверять, чем они занимаются, чем дышат, но мы будем беседовать с социальными педагогами о ребенке, будем спрашивать характеристики с места жительства, при повторном обходе беседовать с соседями.

Конечно, мы будем компромат на семью собирать, чтобы, не дай Бог, не допустить беды.

— Когда ребенка изымают из семьи – на это должно быть решение суда или решение органов социальной опеки? И когда подключается полиция?

— Как правило, без полиции не происходит изъятие, потому что родители таких детей не относятся к категории спокойных и уравновешенных.

Здесь полиция нужна, чтобы предотвратить какие-либо нарушения общественного порядка либо нанесения телесных повреждений сотрудникам органов опеки и попечительства.

Полиция привлекается, но изымаются дети из семьи по постановлению органов опеки и попечительства.

— То есть не по постановлению суда?

— Судебные заседания обычно потом происходят. Бывают разные ситуации. Допустим, выявился факт, что родители избивают ребенка, ребенок голодный, в квартире жуткая антисанитария, ребенку просто нечего есть.

Если его не изъять из семьи прямо сейчас, то могут быть самые страшные последствия.

Бывает, что сотрудники полиции выявляют такие факты и незамедлительно вызывают сотрудников опеки и попечительства, чтобы по решению комиссии этого ребенка из семьи изъять.

И когда ребенок изымается из семьи, тогда уже органы опеки и попечительства готовят соответствующие документы в суд, либо на лишение родительских прав семьи, либо на ограничение в правах родителей по отношению к их детям. Тогда уже окончательное решение, безусловно, принимается в суде.

На тот период, когда статус ребенка не определен, когда решается вопрос в суде, ребенок помещается в государственное учреждение. Как правило, это социальные центры реабилитации, которые раньше назывались социальными приютами. И ребенок находится там, пока не решится вопрос с родителями по суду.

— А где живут дети тех родителей, которых ограничили в правах? Тоже в социальных приютах? Или они остаются в семье?

— Дети находятся в приютах либо в замещающих семьях. Этих детей могут родственники брать под опеку. Как правило, это бабушки или другие близкие родственники. Но мы всегда, когда родители лишаются родительских прав либо ограничиваются в правах, им объясняем, что это не навсегда, что все еще можно изменить.

— То есть ребенка можно вернуть?

— Безусловно, ребенка можно вернуть! И для этого родителям нужно всего лишь доказать, что они исправились, пересмотрели свой образ жизни.

Вы не представляете, как трогательно наблюдать картину встречи, когда возвращаются дети в семью. Настолько это трогательно, что без слез это все нельзя наблюдать.

Ты родителям объясняешь: “А стоило все это того — пройти через эти муки?” Как дети страдают, это же по живому рвет!

Какие бы родители ни были, дети сбегают из приютов, бегут к ним, они все равно их любимые, и они оправдывают их поведение, они оправдывают их состояние, возвращаются к ним. Поэтому, конечно же, страдают в этой ситуации только дети. И мы должны сделать все возможное, чтобы этих страданий было как можно меньше, мы должны родителей убеждать пересмотреть свое поведение.

— Откуда же тогда берутся случаи избыточно применяемых мер? Недавно был громкий случай в Татарстане, когда за неуплату ЖКХ изъяли детей. У женщины, у которой сгорели документы, пришли и изъяли ребенка.

— Сотрудники бывают разные. Дело все в том, что сотрудники органов опеки и попечительства, как правило, гражданские люди.

Несмотря на то что есть соответствующие нормативные документы, по которым мы все действуем, не все сотрудники следуют им, и некоторые перегибают палку, не рассмотрев всех обстоятельств, не рассмотрев до мелочей ситуацию.

А это необходимо, потому что изъять ребенка из семьи легко, но это неправильно. А изъять ребенка за долги — это абсурд. Но я хочу сказать, что каждый факт должен рассматриваться индивидуально и досконально.

Беседовала Елена Тимошкина

К публикации подготовила Мария Сныткова

Источник: https://www.pravda.ru/society/1323261-bormotova/

Как государство отбирает детей у родителей? — Meduza

Забирают детей у родителей

В Москве прошел съезд «Родительского всероссийского сопротивления» — организации, которая борется за «традиционные семейные ценности». Общие тезисы такие: запад плохо влияет на российские семьи, а главное зло — ЛГБТ и ювенальная юстиция. Депутат Елена Мизулина на съезде уже не в первый раз пообещала изменить Семейный кодекс РФ, объявив его «нетрадиционным и либеральным».

Одна из основных претензий к нынешнему законодательству в том, что оно дает органам опеки слишком много возможностей вторгаться в семейные дела — в частности, отнимать детей у родителей. Едва ли дело в традициях и либеральности, но в России действительно существуют проблемы, связанные с изъятием детей из семей — об этом говорит не только Елена Мизулина, но и многие эксперты.

Семейный кодекс предусматривает несколько таких случаев: ограничение или лишение родительских прав обоих родителей, «отобрание при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка». Также закон позволяет суду передать ребенка органам опеки в ситуации, когда родители или опекун не могут обеспечить «его надлежащее воспитание и развитие» — при этом формально родителей не лишают прав. 

В законе указаны несколько причин. Некоторые формулировки довольно расплывчатые, и эксперты считают, что это становится почвой для злоупотреблений. Например, родительских прав могут лишить за «уклонение от выполнения обязанностей родителя» и «злоупотребление родительскими правами».

Также родителей могут лишить родительских прав за жестокое обращение с детьми, покушение на их сексуальную неприкосновенность, за хронический алкоголизм и наркоманию. Такой мере подвергаются и осужденные за умышленное преступление против жизни и здоровья своих детей или супруга. Ограничение в родительских правах — это превентивная, более легкая мера.

Применяется в случаях, когда государство не видит достаточно веских оснований, чтобы совсем лишить родителей прав. Но, по данным Росстата, случаев ограничения куда меньше, чем лишений — и это, по мнению специалистов, плохой симптом: он означает, что государство плохо помогает семьям, когда проблемы только начинаются.

Закон позволяет ограничивать право на воспитание ребенка и по причинам, которые не зависят от родителя — например, если он психически болен и может быть опасен. 

Решения о лишении или ограничении родительских прав принимает суд. Подать заявление может один из родителей, прокуратура, органы опеки, комиссии по делам несовершеннолетних и организации для детей-сирот (руководство детских домов и приютов). В таких делах принимают участие представители органов опеки.

Да, такая процедура предусмотрена Семейным кодексом, но реально родительские права восстанавливают очень немногие. В случае с ограничением прав ситуация получше, но не сильно. Надо понимать, что даже если ребенка возвращают в семью, для него это огромный стресс и тяжелая травма. 

Это процедура немедленного изъятия ребенка из семьи — до всякого судебного решения о лишении или ограничении родительских прав. По закону, на это имеют право органы опеки «при непосредственной угрозе жизни ребенка и здоровью».

Для «отобрания» представители опеки должны получить некий акт от местных властей, но законом не установлено, как именно должен выглядеть такой документ. В течение недели после изъятия ребенка, опека обязана обратиться в суд с иском о лишении родительских прав.

Многие эксперты говорят, что тут тоже есть проблема расплывчатости формулировок — непонятно, что такое «непосредственная угроза жизни и здоровью». В СМИ регулярно попадают сообщения о случаях злоупотреблений в этой области. 

Если обоих родителей ограничили или лишили родительских прав, устройством ребенка занимаются органы опеки. Семейный кодекс обязывает эти органы сперва постараться найти ребенку опекуна или попечителя, устроить в приемную семью. На поиски отведен месяц. Если такой семьи нет, ребенка отправляют в специальное учреждение (школу-интернат, детский дом).

Много. По данным Росстата, в 2013 году более 46 тысяч детей остались без попечительства из-за того, что их родителей лишили прав. Это примерно ⅔ от всех детей, оставшихся без попечительства. 

Пока есть только концепция изменений. Авторы хотят полностью переделать статьи, которые касаются лишения и ограничения родительских прав. Ввести четкие критерии, по которым органы опеки должны будут оценивать, правильно ли ребенок содержится и воспитывается, нет ли непосредственной угрозы его жизни и здоровью.

Запретить отбирать детей без суда — даже в крайних случаях. Законодательно закрепить идею, что лишение родительских прав — это самая крайняя мера, перед которой обязательно должен быть этап ограничения.

И во время этого этапа обязать органы опеки работать с семьями, постараться помочь родителям исправить поведение и условия содержания ребенка.  

Мы не знаем. Многие предложения концепции об изменении Семейного кодекса выглядят разумно и совпадают с тем, о чем давно говорят эксперты и сотрудники некоммерческих организаций.

Проблема в том, что в России тема заботы о детях с недавних пор постоянно подается в контексте вражды с западными странами, защиты православных ценностей и регулирования СМИ и интернета.

Активный поиск врагов и внимательное выстраивание работающих социальных институтов едва ли хорошо сочетаются. 

Источник: https://meduza.io/cards/kak-gosudarstvo-otbiraet-detey-u-roditeley

Органы опеки отбирают детей у родителей под надуманными предлогами

Забирают детей у родителей

Изъятие двух детей из семьи москвички, у которой был неисправен водопроводный кран, не было телевизора и жили два десятка кошек, снова подняло тему правомерности действий органов опеки.

Речь идёт, по сути, о методах тотального контроля за социально незащищёнными слоями населения.

Существуют ли законодательные критерии в действиях опеки? И не получится ли, что завтра сотрудник надзорных органов отберёт детей из-за выпитой родителями в день рожденья рюмки коньяку?

В середине августа Елена Коробова пожаловалась правозащитникам на органы опеки, которые забрали у неё двух сыновей.

Основанием для этого стали отсутствие телевизора, неработающий кран и наличие множества кошек.

Представителям социальных служб также не понравилось, что старший ребёнок обучается на дому, а младший не ходит в детский сад. В результате уже более полугода двое мальчиков 6 и 12 лет находятся в приюте.

На историю Елены Коробовой обратили внимание, но многие семьи, проживающие в глубинке, не имеют возможности достучаться ни до правозащитников, ни до суда. 12 августа в Новороссийске, в посёлке Верхнебаканский, изъятый из семьи органами опеки трёхмесячный Максим скончался. Об этом сообщила руководитель Анапского родительского комитета Любовь Николаевна Яцухно.

Детей – грудного Максима и трёхлетнюю Викторию Тонких – забрали из семьи 6 августа. Мальчик находился на грудном вскармливании. На момент изъятия дети были полностью здоровы. 12 августа грудной младенец умер, находясь в больнице села Мысхако, куда детей поместили после изъятия. Больница – обычная процедура для всех изъятых детей.

Мать предполагает, что ребёнок мог захлебнуться смесью, поскольку не привык к искусственному питанию. Родителей, в том числе кормящую мать, к детям не пускали. Поместить в больницу грудного ребёнка с матерью – на такую душевную щедрость «защитники детей» оказались не способны. Изъятие детей производили сотрудники местной администрации и полиции.

Причиной изъятия стало то, что «в квартире беспорядок, холодильник пустой» плюс у семьи была задолженность по квартплате около 30 тыс. рублей.

фото: РИА Новости

Похоже, что в группу риска сегодня попадают не только любители домашних животных, но и все, чьё материальное положение нельзя назвать благополучным. У меня перед глазами уже почти год живой пример. Мать-одиночку с двумя детьми Наталью Володину из Подольска признали инвалидом.

У женщины диагностировали саркому, она перенесла несколько операций на ноге, после чего отец детей ушёл из семьи. Когда встал вопрос о длительном пребывании в стационаре, то из чувства безысходности женщина решила обратиться за помощью в социальные службы родного Подольска. В тот период болела и её мама, которая присматривала за детьми.

Но чиновники ответили коротко: органы опеки будут вынуждены забрать детей. Никакой помощи – ни материальной, ни моральной – там не предложили. В помощи социального работника также отказали. С тех пор Наталья живёт в постоянном страхе, скрывая от окружающих всё, что с ней происходит. Врачи идут на невероятный риск, понимая: жизнь без детей потеряет для женщины смысл.

Тот факт, что четыре человека, двое из которых малолетние дети, ютятся в однокомнатной квартире, социальные службы Подольска не волнует.

Депутаты Госдумы рассматривают поправки к статьям Семейного кодекса РФ, которые касаются лишения родительских прав и ограничения родителей в правах. Они собираются ужесточить правила изъятия детей из семьи

Матери-одиночки – одна из главных мишеней органов опеки. Недавно произошёл вопиющий случай. У Валерии Воротынцевой изъяли 10-месячного сына. Полиция просто вломилась в дом в тот день, когда мать уехала сдавать документы в медучилище, а бабушку вызвали на работу.

Ребёнок остался с хорошими знакомыми, но они не смогли его отстоять. Адвокатам всё же удалось защитить интересы матери. Но 10-месячный Витя через две недели вернулся домой совершенно больным, с температурой под 40. «Даже две фотографии – до и после дома малютки – очень красноречивы.

На одной здоровый, цветущий, улыбающийся ребёнок. На другой – худой, измождённый, с застывшим взглядом. За эти две недели он перестал узнавать мать.

Ребёнку нанесён непоправимый урон, несопоставимый с теми мнимыми опасностями, которые якобы поджидали его дома», – рассказывает независимый юрист Антон Сорвачёв, координатор «Родительского всероссийского сопротивления».

Многодетные рискуют больше других

Сергей Пчелинцев, координатор центра помощи и защиты семьи «В защиту детства», рассказывает: «В 2010 году и у меня пытались отобрать троих детей за то, что мы живём в одной комнате. Хотя эта комната была чистой и после ремонта».

Для представителей органов опеки социальное благополучие зачастую важнее всего. Элина Жгутова, член Общественного совета при уполномоченном по правам ребёнка, считает: «Органы опеки очень субъективны в своих оценках. Они заходят в квартиру и смотрят.

Если чистота белья и посуды, содержимое холодильника и запах не соответствуют их личным представлениям о норме, ребёнка могут забрать по акту безнадзорности». К сожалению, сегодня нигде нет законодательно прописанных правил содержания детей в семье.

Да и возможно ли их придумать? Все дети – разные, семьи тоже, поэтому стандартизированный подход тут, вероятно, неуместен.

Беда в том, что и у сотрудников опеки зачастую тоже свои представления о добре и зле, поэтому в их заключениях нередко фигурируют запахи, количество комнат, домашние животные и неисправная сантехника. Хотя сами чиновники считают иначе.

«К сожалению, у нас нет единых стандартов содержания детей, вмешательство опеки происходит, если нарушают основные потребности ребёнка.

Например, препятствуют получению образования», – рассказывает начальник отдела опеки и попечительства Пресненского района Москвы Светлана Комкова.

Подмечено, что чаще всего опека предъявляет претензии к многодетным семьям. На это есть и объективные причины. У родителей в таких семьях часто на всех детей не хватает либо средств, либо времени. К тому же постоянно поддерживать образцовый порядок в доме, где много детей, практически невозможно.

Вместо помощи и поддержки такие семьи чаще всего попадают под прицел социальных служб, становясь объектом инспекций и проверок. Показателен нашумевший случай в Арзамасе, где у многодетной семьи сгорел дом. Погорельцам заплатили компенсацию в размере 10 тыс. руб­лей, они купили небольшую времянку.

Детей органы опеки забрали на том основании, что они проживают в «ненадлежащих условиях». Семья была полная. Правда, соседи показали, что отец иногда выпивал и лишился постоянной работы. Для опеки решающим критерием оказалось «социальное благополучие обоих родителей».

Кстати, в ходе разбирательств выяснилось, что сотрудница патронатных органов, инициировавшая отъём детей из этой семьи, была осуждена на четыре года условно за 28 (!) эпизодов мошенничества с использованием служебного положения.

Антон Сорвачёв, независимый юрист, координатор «Родительского всероссийского сопротивления», рассказывает: «Поверьте моему опыту: в полную семью, где у родителей есть статус, деньги, связи, хорошая работа, приходят редко.

Они выбирают жертв там, где путь отъёма наиболее прост, благо таких много: неполные семьи, матери-одиночки, семьи инвалидов и людей с различными заболеваниями, многодетные, малообеспеченные.

У таких людей ко всему прочему, как правило, нет необходимых юридических знаний».

По теме

Из уст руководителей и чиновников разного ранга постоянно звучат высокие слова о поддержке материнства и поощрении рождаемости. На деле часто всё иначе. Сейчас начинают расформировывать детские дома, много говорится о передаче детей в патронатные семьи. Всегда ли это хорошо? В некоторых регионах в патронатной семье полагается пособие до 30 тыс.

рублей в месяц за каждого ребёнка, взятого из детского дома. А мать восьми детей получает сейчас пособие всего несколько тысяч на всех. В результате, если многодетные родители не могут в достатке содержать ребёнка, государство будет искать ему приёмных родителей и выплачивать им пособие на него, вместо того чтобы отдать эти деньги его родной матери.

Большинство проблем решаемы

Что же говорит на этот счёт закон? «На сегодня для органов опеки действует один стандарт: отъём детей у семьи происходит, если существует опасность для жизни и здоровья ребёнка, – рассказывает член Общественной палаты РФ, куратор проекта «Ванечка» Юлия Зимова.

– Но бывает, что изъятие происходит в ущерб детям. Например, не так давно комиссия Общественной палаты выезжала в Краснодарский край, там хотели изъять детей у женщины, которая разводила кошек на продажу, причём коты жили не в квартире, а в пристройке к дому.

Опека не знала, с какой стороны подойти: искала следы побоев у детей, мусор в доме, торжественно предъявляла найденную в квартире пепельницу… Дети пережили колоссальный стресс. Нам всё же удалось их отстоять.

Пока нет законодательных норм, приходится в большинстве случаев действовать «в ручном режиме», разбираясь в каждой конкретной ситуации».

Разумеется, бывают случаи, когда изъятие ребёнка из семьи и его перевод в социальное учреждение – единственный выход. Там, где есть реальная угроза жизни, маленькому человечку оставаться просто нельзя.

Так, прошедшее лето в городе Сосновоборске Красноярского края было насыщено сообщениями о падениях детей из окон многоквартирных домов. Один из таких случаев произошёл по улице Весенней – двухлетний мальчик упал со второго этажа.

Ребёнок остался жив, а маму вызвали на комиссию по делам несовершеннолетних. На заседание комиссии молодая мама явилась в неадекватном состоянии. Женщина находилась под воздействием успокоительных или психотропных веществ, которыми, как выяснилось, она злоупотребляет. Изъять ребёнка решили немедленно.

Опеку над мальчиком взяла родная бабушка, в отношении матери рассматривается вопрос о лишении родительских прав. В этом случае жизнь ребёнка оказалась вне опасности.

И всё же практика показывает: большинство проблем решаемы без изъятия детей. Вот что рассказывает начальник отдела опеки и попечительства Пресненского района Москвы Светлана Комкова: «У нас был такой случай: мать устроила в квартире собачий питомник. Запах стоял безобразный и в квартире, и вокруг.

От ребёнка так пахло, что с ним в школе никто не хотел за одной партой сидеть. Забеспокоились соседи, и мы применили нормы административного воздействия – инициировали дело об ограничении родительских прав. И это сработало. В итоге мать убрала этот питомник и оставила только двух собак.

Как правило, семья не видит, что у неё есть проблемы с детьми… Нужно помочь семье выйти на приемлемый уровень».

Мизулина хранит молчание

В данный момент, как сообщили «Нашей Версии» в Общественной палате, готовится ряд законодательных поправок, которые усложнят процедуру изъятия детей из семьи.

Депутаты Госдумы рассматривают поправки к статьям Семейного кодекса РФ, которые касаются лишения родительских прав и ограничения родителей в правах.

Они собираются ужесточить правила изъятия детей из семьи и внести другие изменения в законодательство, касающиеся охраны материнства и детства. «Проходят круглые столы, мы встречаемся с родителями, собираем информацию.

Нам удалось донести факты до депутатов, нас поняли и согласились с тем, что органы опеки должны действовать не в ущерб детям. Возможно, стоит сделать упор на развитие разъяснительной работы социальными службами. Нужно обучать их, как работать с семьёй», – пояснила «Нашей Версии» член ОП Юлия Зимова.

«Наша Версия» обратилась по этому поводу с официальным запросом к председателю думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елене Мизулиной. Но ответ так и не пришёл. Елену Борисовну тема, судя по всему, не заинтересовала, в отличие от кампании по продвижению своей кандидатуры в сенаторы от Омской области, где она в настоящий момент и находится.

Конечно, каждый случай изъятия детей из семьи возникает не на пустом месте. Но лично мне – и как журналисту, и как маме – кажется абсолютно порочным принцип, когда материнская любовь и забота ставятся в один ряд с квартплатой, количеством комнат и благоустройством жилья.

Да, если ребёнка изымают из семьи, он попадает туда, где у него сбалансированное питание, но там нет домашнего уюта. Там есть социализация, но в дополнение к этому – драки, жестокость и безразличие.

К тому же сомневаюсь, что человек без корней будет иметь представление о том, как создать собственную ячейку общества.

А как у них?

В странах, где согласно основному положению ювенального права интересы ребёнка признаны приоритетными, изъятие детей из семьи происходит в массовом масштабе.

Особенно «прославились» в данном вопросе скандинавские страны: здесь ребёнка могут без суда и следствия забрать у родителей из-за того, что он слишком упитан или, наоборот, худой; из-за того, что его заставляют заниматься уроками дома или прибирать собственную комнату, и даже из-за того, что его кормят слишком горячим обедом.

Такие случаи происходят и с нашими соотечественницами – достаточно вспомнить нашумевший процесс Анастасии Завгородней, у которой финская опека забрала сразу троих детей.

Кстати

Справедливости ради надо заметить: отъём детей происходит не спонтанно.

В этом участвует комиссия по делам несовершеннолетних, должно быть собрано определённое количество подписей, составлены протоколы. Но, к сожалению, в большинстве случаев в протоколах проверки социальных служб фигурирует термин «социальное благополучие», который не имеет под собой правовой основы.

Аналогичный термин есть в Семейном кодексе и в актах по профилактике беспризорности. Но чаще используется козырная формулировка «угроза жизни и здоровью ребёнка» или «условия, препятствующие нормальному развитию и воспитанию ребёнка». Это также не правовые понятия.

Под такие термины можно подогнать всё, что угодно: животных в доме, отсутствие у ребёнка отдельной комнаты, занятую на двух работах маму…

Источник: https://versia.ru/organy-opeki-otbirayut-detej-u-roditelej-pod-nadumannymi-predlogami

Вс рф запретил чиновникам произвольно забирать детей у родителей

Забирают детей у родителей

Пленум Верховного суда России утвердил резонансный документ: специальное постановление детально прописывает, за что папу и маму можно лишить родительских прав, когда и как ребенка можно изъять из семьи.

Это чувствительный вопрос. Семья не то место, где чиновники должны показывать свою власть, карать и миловать. Однако в жизни порой возникают ситуации, когда ребенка действительно надо спасать — родной дом ему опасен. Как отличить экстренный случай от обычных семейных проблем, до которых чиновнику дела нет и быть не может?

Нельзя забрать ребенка из семьи только на том основании, что родители мало зарабатывают.

Можно ли уволить беременную женщину на испытательном сроке?

Ответы даются в постановлении. Верховный суд защищает неимущие семьи от претензий органов опеки. Бывает, что любящий отец мало зарабатывает. Нельзя создавать такой семье проблему на ровном месте только потому, что с бедными и законопослушными чиновникам проще справиться.

Постановление объясняет, что считать жестоким обращением с детьми, злоупотреблением родительскими правами и прочее. Как рассказал вчера председатель судебного состава Судебной коллегии Верховного суда России по гражданским делам Александр Кликушин, в постановлении даются такие формулировки, которые исключают расширительное толкование.

В исключительных случаях, когда ребенку угрожает опасность, закон разрешает чиновникам немедленно забрать ребенка из семьи. Первоначально предполагалось дать органам опеки возможность действовать немедленно даже без официального решения.

Путин подписал закон, разрешающий заключенным свидания с детьми вне тюрьмы

Однако, по мнению некоторых экспертов, этот пункт открывал возможности для произвола. Как сообщил Александр Кликушин, в окончательном варианте постановления четко указано: органы опеки, пришедшие забирать ребенка, должны иметь на руках официальный акт.

«Судам необходимо иметь в виду, что предусмотренная статьей 77 Семейного кодекса РФ мера по защите прав ребенка носит чрезвычайный характер, применение которой возможно в исключительных случаях, не терпящих отлагательств в связи с угрозой жизни или здоровью ребенка, и только на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо главы муниципального образования», говорится в постановлении.

Родители вправе обжаловать такое решение. Тогда суд должен досконально изучить, имелись ли основания для применения такой исключительной меры. В частности, надлежит исследовать акты обследования условий жизни родителей и ребенка, заслушать показания свидетелей, объяснения представителей органов опеки и попечительства.

Общественная палата представила новый закон «О здоровье детей»

Как поясняет Верховный суд, тяжелое материальное положение семьи само по себе не является достаточным основанием для отобрания детей у родителей, если родители добросовестно исполняют свои обязанности, заботятся о детях, создают необходимые условия для их развития в соответствии с материальными и финансовыми возможностями семьи.

Под непосредственной угрозой жизни или здоровью ребенка, которая дает основания принять решение об отобрании ребенка, следует понимать «угрозу, с очевидностью свидетельствующую о реальной возможности наступления негативных последствий в виде смерти, причинения вреда физическому или психическому здоровью ребенка вследствие поведения (действий или бездействия) родителей (одного из них)». Такие последствия могут быть вызваны, в частности, отсутствием ухода за ребенком, отвечающего физиологическим потребностям ребенка в соответствии с его возрастом и состоянием здоровья.

Например, непредоставление малолетнему ребенку воды, питания, крова, неосуществление ухода за грудным ребенком либо оставление его на длительное время без присмотра.

Госдума приняла во II и III чтении закон о штрафе за незаконные аборты

«Характер и степень опасности должен определяться в каждом конкретном случае с учетом возраста, состояния здоровья ребенка, а также иных обстоятельств», говорится в постановлении. Как только уполномоченный начальник подпишет акт об отобрании ребенка, об этом надо немедленно уведомить прокурора. И в течение семи дней необходимо обратиться в суд с иском о лишении родительских прав.

Родителей могут лишить родительских прав за вовлечение детей в секты или экстремистские организации.

В других случаях сначала ставится вопрос о лишении родительских прав, а потом уже ребенку ищут новое место. Если родители вовлекают детей в секты или пытаются сделать своих чад террористами, это веские основания лишить таких отцов или матерей родительских прав.

Как получить направление на бесплатное санаторно-курортное лечение

Бывало, что родители-террористы брали детей на теракты. И погибали всей семьей. Если семья не просто неблагополучна, а опасна — родители приучают ребенка к алкоголю, затягивают в секты, запрещают лечиться или учиться, — то органы опеки вправе потребовать лишения таких родителей родительских прав.

Злоупотребление родительскими правами — как раз одно из оснований лишения родительских прав.

В постановлении говорится, что под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей, например создание препятствий к получению ими общего образования, вовлечение в занятие азартными играми, склонение к бродяжничеству, попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению алкогольной и спиртосодержащей продукции, наркотических средств.

Эксперты «РГ» рассказывают о правовых аспектах семейных отношений в рубрике «Юрконсультация».

Расчет больничного листа по беременности и родам в 2019 году

«Особое внимание привлекает пункт, касающийся лишения родительских прав за «вовлечение в деятельность общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности, — говорит адвокат Виктория Данильченко. — Таким образом, лишиться родительских прав могут те, кто являются участниками таких объединений и религиозных организаций».

Еще одно разъяснение Верховного суда: жестокое обращение с детьми может выражаться, в частности, в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними, в покушении на их половую неприкосновенность.

Владислав Куликов

https://rg.ru/2017/11/14/vs-zapretil-chinovnikam-proizvolno-zabirat-detej-u-roditelej.html

Источник: https://family-child.ru/?p=8639

Раскрыты подробности изъятия детей из многодетной семьи под Оренбургом

Забирают детей у родителей

Стали известны подробности нашумевшего изъятия детей из многодетной семьи в Оренбургской области. Напомним, мать, которая отказывалась отдавать малышей соцработникам, жестко скрутили и заковали в наручники. При этом не было судебных приставов.

Как выяснилось, суд никакого постановления вообще не выписывал. Получается, органы опеки действовали самовольно, не дождавшись указания свыше? А все потому, что семейство живет в аварийном доме. При этом история не так однозначна.

Мы узнали, что семье выделяли 100 тысяч на ремонт, но его почему-то так и не сделали. 

Оборванные обои, грязный пол, музыка на всю квартиру. Служба опеки и полиция уверены, что зашли по адресу. Мама выталкивает малыша в другую комнату, чтобы не путался в прихожей. И преграждает путь.  

Она настроена серьезно. Готова драться, чтобы не отдавать детей. Кричит и матерится. Пока неразбериха, толкотня с полицией, одни сотрудники хватают девочку, другие забирают малыша. И тут же на руки хозяйки вешают браслеты.

  Справиться с женщиной не могут сразу двое полицейских. Тем временем на помощь к ней спешит супруг. Разнять никак не получается, только схватить ребенка и закрыть тому глаза. Лучше не смотреть, когда родители в таком виде.

 

Претензии к семье, говорят, начались с жилища. Оно понятно – повсюду хлам и мусор, будто не дом здесь вовсе, а полуразваленный сарай. Игрушки на земле, песочница – вот эта свалка. Здесь жили и играли пятеро детей.   

“Семья порядочная. Работал у нас на сенокосе. У меня лично. Государство должно помогать, наоборот, а не детей забирать. Хотелось бы лучше, но у нас вся страна так живет”, – говорит сосед Азамат Мидыкулов. 

Пару лет назад чета Саморока приобрела эту постройку на средства материнского капитала, но въехать сюда решили только сейчас. За это время жилье обветшало и стало непригодным для жилья. 

“В 20-м году я написал президенту с просьбой о помощи в открытом письме. Нам пришел ответ, то, что в помощи нам отказано по причине того, что помощь была уже оказана в виде материнского капитала, на который мы купили дом”, – утверждает глава семейства Николай Саморока. 

Мужчина заявляет, что неоднократно обращался за помощью к органам власти, писал письма о том, что дом аварийный и угрожает безопасности. На днях в районе приняли решение – изъять на время детей из семьи, пока взрослые не приведут жилье в порядок. В местной администрации ссылаются на то, что Саморока получил на руки 100 тысяч рублей, якобы на ремонт. Но деньги просто прогулял. 

“Нам даже их никто не предлагал. В первый раз слышу об этих 100 тысячах”, – уверяет мужчина.

Сегодня многодетные супруги на пороге детского дома. Алену отпустили из полиции. Теперь она спокойнее себя ведет. Однако увидеться с ребятами ей не позволяют. 

“Нам никак не дали их даже хоть глазом взглянуть. Нам сказали: каждую неделю носите бумагу, памперсы, – чтобы знать, что мы не отказываемся от своих детей”, – рассказала многодетная мать Алена Лихтенвальд. 

Другое мнение у полицейских и опеки. По словам местного участкового, семья давно числится как неблагополучная. Кроме того, что живут в антисанитарии, родители злоупотребляют алкоголем, так еще и бьют детей. 

“Так, в декабре прошлого года ребенок 2018 года рождения был госпитализирован бригадой скорой медицинской помощи и помещен в реанимацию. Однако мать не впустила врача в дом.

Позднее в составе комиссии дети были осмотрены медработником, в ходе чего у детей обнаружены телесные повреждения”, – сообщил начальник отделения участкового уполномоченного полиции по делам несовершеннолетних ОМВД России Домбаровского района Ермек Исеналинов. 

Разбираться в ситуации будут сразу несколько ведомств. Дело теперь на контроле не только у правозащитников. Прокуратура выясняет, по какой именно причине изъяли детей и можно ли было это предотвратить. А следователи проверяют действия должностных лиц. Можно ли было применять силу к матери и надевать на нее наручники на глазах напуганных малышей.  
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }()); (function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }()); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: '10', puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i

Источник: https://ren.tv/news/x/705554-raskryty-podrobnosti-iziatiia-detei-iz-mnogodetnoi-semi-pod-orenburgom

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.