Забрали ребенка у матери органы опеки

Что делать, если пришла опека

Забрали ребенка у матери органы опеки

Скажем сразу: какой-то одной конкретной причины для этого нет.

Поводов для визита сотрудников опеки и попечительства может быть много: это и звонок соседей, которым показалось, что вы слишком грубо обращаетесь с ребенком; и жалоба учителя, которому школьник рассказал что–то, что его насторожило; и отчет врача, который решил, что у маленького пациента есть какие–то проблемы со здоровьем.

На любой из подобных сигналов сотрудники органов опеки должны отреагировать. Эта обязанность как должностных лиц, так и простых граждан закреплена в Семейном Кодексе. Если сотрудникам опеки стали известны эти факты, то они обязаны посмотреть на условия жизни ребенка.

Тем не менее, основания для изъятия ребенка из семьи в существующих законах не прописаны. В Семейном кодексе есть лишь упоминание, что сотрудники могут изъять ребенка «при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью».

Основание для отбора ребенка – угроза его жизни. И эта угроза может заключаться во многом: алкоголизм родителей, отсутствие еды дома, оставление в опасности, ненадлежащие условия проживания. Но всегда опека забирает ребенка только в случае реальной опасности.

Вот случай из моей практики: ребенку два месяца, а мама ушла в запой, и не первый раз. Конечно, опека ребенка забрала. Был суд, маме предписали встать на учет к наркологу, привести себя в порядок. Все это она сделала, ребенка вернули.

Но после этого мне снова звонят родственники этой мамы и говорят, что она опять пьет и ребенок опять без присмотра.

По закону ребенка может забрать либо орган опеки и попечительства, либо органы исполнительной власти, либо органы местного самоуправления, если им дали соответствующие полномочия. Забрать ребенка можно «на основании соответствующего акта».

Эта сложная формулировка закона просто раскрывает, какой орган уполномочен выступать как «орган опеки». Важно представлять, что забрать ребенка может не «отдел опеки» или его начальник, а орган повыше – администрация района или региональное ведомство.

Для того чтобы забрать ребенка, они должны выдать акт с печатью, то есть приказ или постановление, в котором должна быть обоснована необходимость отобрания.

Согласно закону родители это делать не обязаны.

К примеру, в Конституции, в статье 25 «О неприкосновенности жилища», говорится что «никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».

Заходить в дом можно только в случае, если нужно спасти жизни людей и обеспечить им личную безопасность.

Сотрудники органов опеки также могут прийти с сотрудниками полиции, которые имеют право заходить в дом в случае, если жизнь человека находится под угрозой, нужно пресечь преступление или задержать преступника.

Поэтому если нет соответствующих угроз, родители могут не открывать дверь сотрудникам органов опеки. В этом случае стоит объяснить отказ: «дети спят», «придите позже» (и укажите время). В этом случае, советуют эксперты, стоит позвонить активистам, которые занимаются помощью семьям или юристам.

И попробовать пригласить их во время следующего визита сотрудников органов опеки.

Да, по Конституции у граждан есть право на неприкосновенность жилища. Все права граждан, в том числе это право, ограничиваются только федеральными законами.

Статья закона о полиции только подтверждает эти нормы и еще накладывает на сотрудников обязательства вести себя даже в таком случае уважительно к жильцам. Если к вам пришли, вы можете спокойно сказать им, что вы полицию не вызывали, а разговаривать вам некогда.

Я считаю, что не открывать дверь опеке категорически неверно. Опека всегда приходит по заявлению (обычно от родственников или соседей), она не ходит из-за праздного любопытства. Плюс опека приходит по определению суда, когда речь идет об определении места жительства ребенка.

Не открывать опеке – значит, изначально ставить себя против закона. Пустить нужно обязательно.

Если вы решили открыть дверь сотрудникам опеки, нужно для начала узнать все причины и обстоятельства визита: почему пришли, какой поступил сигнал, от кого, что хотят проверить.

Чаще всего юристы советуют этот разговор провести перед входом в квартиру, на лестничной клетке – проверить удостоверения сотрудников, переписать их данные. По возможности – сфотографировать все удостоверения, а также решение прокурора или суда об отбирании ребенка.

Не лишним будет проверить достоверность указанных документов – позвонить в местные органы опеки и узнать, работают ли там указанные сотрудники. Также лучше будет, если во время визита сотрудников кто–то будет дома – супруг, родственники. Перед визитом сотрудников опеки стоит позвать адвоката или юриста, который будет присутствовать во время приезда.

Стоит вежливо сказать: проходите, разувайтесь. Попросите их показать свои документы. Не нужно скандалить и кричать, это тоже не пойдет вам на пользу. Дайте опеке посмотреть на то, как вы живете, на ребенка.

После того как сотрудники опеки зашли в квартиру, стоит попробовать сделать несколько важных вещей:

– попросить их при входе снять верхнюю одежду и обувь («Мы не ходим дома в уличной одежде и обуви»), а дверь – закрыть на ключ. В случае чего это помешает сотрудникам опеки беспрепятственно забрать ребенка;

– также стоит огласить правила, принятые у вас дома – «Руки нужно помыть перед контактом с ребенком», самостоятельно по дому не ходить – «Я вас проведу и все покажу»;

– ребенка лучше держать на руках, или держать его за руку во время всего визита;

– сотрудников комиссии нужно водить по дому всех вместе («У нас не принято, чтобы гости сами ходили на кухню и заглядывали в холодильник»).

– во время визита лучше вести диктофонную запись разговоров.

Losevsky Pavel / Фотобанк Лори Я встречал советы просить у сотрудников снять обувь, верхнюю одежду при входе. Они нацелены на то, что если уж не хватило духу не пустить служащих, то восстановить доминирование в ситуации, «сбить спесь» с пришедших, чтобы они не вели себя слишком нагло. Но лично я отношусь к этому скептически. Если так и бывает, то мало что дает: служащие не произвольно к вам придираются, а по методичке – и если сразу не ушли, то будут ее, вежливо или нет, но исполнять.

Если сотрудники опеки решили забрать малыша, то они должны предъявить вам соответствующий акт. Его необходимо сфотографировать, а также попросить сотрудников опеки на диктофон представиться, огласить акт и объяснить причины. У родителей в любом случае должна остаться копия постановления, по которому ребенка забирают.

Нужно требовать составления акта в любой форме: куда, кто и почему забрал ребенка. После того как ребенка забрали, стоит обратиться за помощью к юристам или активистам, которые помогают семьям. 

Никогда и ни при каких обстоятельствах не подписывайте заявление о добровольной передаче ребенка. Ни в коем случае! Потом будет очень и очень сложно доказать что-то в суде. Этим заявлением вы только подпишитесь под тем, что у вас дома не все в порядке. Дело в том, что опеке очень сложно доказать в суде сам факт опасности для ребенка.

Поэтому ее представители хитрят и просят подписать вот такую бумагу. Если ребенка уже забрали, опека в течение семи дней обращается в суд с требованием лишить или ограничить в правах родителей. И родители, если они с этим не согласны, уже доказывают, что у них все хорошо, в суде. Предъявляют справки, приводят свидетелей.

Добивайтесь информации, куда поместили ребенка. Заявляйте письменно о намерении его забрать, фиксируйте отказ – у них как правило нет законных оснований удерживать ребенка, если за ним пришел трезвый родитель с документами.  Если это больница, помните, что у вас есть право на госпитализацию вместе с ребенком.

Сотрудники опеки могут не забрать ребенка, а поступить следующим образом:

– составить «Акт об осмотре жилого помещения», у родителей должна остаться его копия. Подписывать его лучше не стоит – таким образом вы согласитесь с тем, что согласны с изложенными в акте недостатками;

– попросить проехать на медицинское обследование ребенка. В крайнем случае нужно ехать вместе с ребенком. Но желательно попробовать договориться с сотрудниками опеки, что пройдете медосмотр сами в поликлинике или же вызовете врача на дом, а потом принесете им справки и документы.

Давайте скажем прямо: детей не изымают просто так из нормальных семей. Я настаиваю на этом. Обычно родители своих детей либо оставляют запертыми и уезжают, либо пьют, либо вся семья живет в совершенно диких условиях. Если дети сыты, довольны, у них нет синяков, а родители работают, то никто и ничто не убедит опеку в обратном. Я часто сталкиваюсь с такими вопросами в своей практике.

И хотя в суде выступаю против опеки, вижу, что каждый случай отъема детей обоснован.

«Списка причин, по которым забирают детей, нет, — говорит Александр Коваленин, координатор Общероссийской организации защиты семьи «Родительское Всероссийское сопротивление».

– Воля законодателя выражена по-русски понятно: забирать надо только если в момент забирания (непосредственно!) происходит что-то опасное – если не забрать, случится трагедия. Закон не может прописывать все варианты – жизнь невозможно кодифицировать, и для добросовестного читателя закона этого должно быть достаточно.

Однако служащие опеки слово «непосредственная» порой вообще не замечают, или считают непосредственной угрозой неблагополучие длящееся – например, «антисанитарию». То есть такое состояние, пусть и неприятное, но в котором семья живет месяцами и, следовательно, ничего экстренного не требуется и когда с семьей можно работать имеющимися средствами профилактики.

В том числе и через наказание по ст. 5.35 КоАП РФ («Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних»), без всякого разлучения ребенка с матерью». 

Юристы также советуют после визита сотрудников перестраховаться и написать заявление директору детского сада или школы с требованием не отдавать ребенка никому, кроме отдельно перечисленных лиц. В случае если сотрудники опеки допускали какие-либо нарушения, можно написать жалобу в прокуратуру на их действия. 

Также если есть угроза отобрания ребенка, стоит привлечь к проблеме родственников, друзей, общественность. Некоторые специалисты рекомендуют рассказывать о своей истории в социальных сетях, привлекать других родителей и создавать родительские комитеты. 

Источник: https://deti.mail.ru/article/chto-delat-esli-prishla-opeka/

В Могилеве у неработающей хозяйки двух квартир забрали сына из-за долгов по коммуналке. В Гродно из-за проблем с жильем одинокой матери не отдают ребенка из роддома. В Минске восьмилетнюю девочку отправили в приют: чиновники, уверяет мама, решили, что близкие препятствуют ее учебе.

Список историй, когда родителей и детей разлучают, можно долго продолжать. О том, что к этому приводит, когда маму с папой могут лишить родительских прав и почему попасть в СОП не значит — плохо, TUT.

BY рассказала Елена Герасименко, заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Мингорисполкома.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Reuters

— Елена Александровна, давайте для начала обозначим, какие семьи попадают на радары проверяющих?

— Абсолютно все. Пока ребенок маленький, за ним наблюдают учреждения здравоохранения, когда подрастет — учреждения образования.

— Поясните.

— До года в семью приходит патронажная сестра. Она осматривает ребенка, обращает внимание на условия, в которых он живет. Например, чисто ли в квартире, есть ли у малыша еда. Если что-то настораживает, сообщает руководству.

Дальше информация поступает в управление образования, и назначается социальное расследование. Вопросы могут возникнуть, когда детей приводят на прививки. Врачи следят: в срок ли это происходит, ухоженное ли у пациента тельце.

Перед тем как ребенок идет в сад и школу, семью посещают воспитатели и учителя. Они смотрят, где спит ученик, могут заглянуть в шкаф и холодильник. Затем два раза в год классный руководитель или воспитатель по закону обязаны навещать семью.

— На этом все?

— Нет, звоночком может стать и сигнал от участкового, который пришел на поквартирный обход. И от гинеколога, если женщина не вовремя стала на учет по беременности. И из ЖКХ, если родители несколько месяцев не платили за коммуналку — и список этот можно продолжать.

Да и бдительных граждан никто не отменял. Только нам в городскую комиссию по делам несовершеннолетних каждый день поступает по звонку. Конечно, по итогу из всех фактов, которые приходят отовсюду, подтверждается менее 30 процентов. Если оказывается, что семья благополучная, ее никто не трогает. Но сигналы мы вынуждены проверить.

— И даже каждый звонок?

— Да. Конечно, иногда оказывается, что ребенок все время плачет, потому что режутся зубки, или сосед попадается с причудой и слышит то, чего нет. Особенно это случается с пожилыми. Но все равно лучше проверить.

Года два или три назад обратилась женщина, сказала, замечает, как соседский мальчик роется в мусорном баке. Выяснилось, мама не кормила ребенка. В 12 лет подросток весил 26 килограммов. Родительница считала, что сын инвалид и у него проблемы со здоровьем.

Сейчас, насколько мне известно, ребенок живет в детском доме, кушает с аппетитом и ходит в школу.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Reuters

— А если совпало: пришел участковый, а в квартире празднуют день рождения. На столе, конечно, не только лимонад.

— Никто не стремится забирать детей у родителей, но по закону милиционеры должны обеспечить безопасность ребенка. И если участковый видит: мама с папой уже в таком состоянии, что им не до малыша, сына или дочку заберут. Вспомните, прошлогоднюю историю с хаски. Тогда, пока пьяная мать спала, собака напала на девочку.

Сразу оговорюсь, это не изъятие. Малыша поместят в больницу или дежурный детский дом, и когда родители придут в себя, они могут их забрать. В половине случаев так чаще всего и происходит. Конечно, такая семья попадает на карандаш, и комиссия не раз наведается к ней с проверками. Нужно убедиться, что ребенок в безопасности. Но если все будет в порядке, их даже в категорию СОП не поставят.

— А что значит это страшное слово СОП?

— Ничего страшного в нем нет. СОП (социально опасное положение) — это в первую очередь сигнал о том, что нужно оказать помощь семье. Когда определяют, что семья находится в СОП, на ней не ставят клеймо «плохая», ее хотят поддержать.

Например, наладить взаимоотношения между родителями и детьми или финансово помочь. В СОП, допустим, может попасть и хорошая семья, но с очень низким доходом. И в этом нет ничего зазорного, и детей у них никто забирать не собирается.

Наоборот, ребята смогут бесплатно кушать в школе, ездить в летние лагеря, получать учебники. Для такой семьи — это поддержка.

«Раз к ней зашли, второй, пятый — она пьяная»

Снимок используется в качестве иллюстрации.

— Часто ли детей забирают из семей?

— Никто из чиновников не старается забрать детей. За первые полгода 2017-го в Минске изъяли 175 мальчиков и девочек. Вообще, с 2006-го, когда вступил в силу 18-й декрет, в год в городе из семей изымают около двухсот детей.

— Внушительная цифра.

— На самом деле это очень мало. В Минске сейчас более 360 тысяч детей, на 1 июля в социально опасном положении состояло 2232 ребенка. К тому же, если родители исправятся, они через полгода могут забрать малыша назад. А бывает, и раньше. Недавно разбирали случай мамы-продавца.

Женщина неплохая, но любила после работы выпить. Раз к ней зашли, второй, пятый — она пьяная. Комиссия изъяла у нее девочку. Женщина так испугалась, что за два месяца закодировалась, сделала в квартире косметический ремонт, дополнительные смены стала брать. Конечно, такую маму нужно поддержать.

Какой смысл ждать полгода? Уже через два месяца дочка к ней вернулась.

Из моего опыта: оставшись без детей, 50 процентов родителей быстро берут себя в руки.

— Вы сказали: пять раз зашли, а мама пьяная. А часто детей изымают сразу?

— Только если родители сами оставляют детей, например, подбрасывают под дверь больницы. Или в экстраординарных случаях.

Этой весной, например, нам позвонил мужчина, сказал, что в парке Медвежино в палатке живет женщина с младенцем. Скорее всего, там она его и родила. Ясно, оставлять малыша в такой ситуации опасно.

Маму с ребенком тут же направили в больницу. Правда, женщина потом сама сбежала. В итоге в течение семи дней суд решил вопрос с изъятием.

— Ну а если случай не экстраординарный, как много времени дают специалисты, чтобы родители исправились?

— Если семья находится в СОП, то специалисты работают с ней полгода-год. И только после этого решают: изымать ребенка или нет.

Нередко, кстати, мы пытаемся договориться с родственниками горе-родителей. Просим взять детей под опеку. Вспомните, в апреле в Минске в подъезде одного из домов нашлись два братика, а потом весь город искал их маму. Женщина, как оказалось, оставила малышей с пожилым мужчиной, а мальчишки от него ушли. Ясно, доверять такой матери теперь сложно, поэтому братья сейчас у ее сестер в Гомеле.

«Мама заставляет по ночам молиться. Ясно, к такой маме педагог или комиссия придут на разговор»

Снимок используется в качестве иллюстрации.

— У кого чаще всего забирают детей?

— Причины разные, но в 90 процентах случаев родители пьют.

— А остальные десять?

— Скелеты в шкафу есть и в благополучных семьях. Допустим, родители отказываются от медицинской помощи для ребенка. Года четыре назад одной маленькой жительнице Минска пересадили сердце. Врачи назначили курс лечения, но мать не хотела давать ей таблетки.

Доктора забили тревогу. В итоге, чтобы положить ребенка в больницу, нам пришлось его отобрать. Директор социально-педагогического центра (СПЦ. — Прим. TUT.BY) стал ее официальным опекуном и дал разрешение на госпитализацию.

К сожалению, помочь пациентке медики так и не успели.

Встречаются случаи, когда родители не пускают детей в школу. Притом что базовое образование в нашей стране обязательно и в 6 или 7 лет ребенок должен пойти учиться. Конечно, когда у семьи есть объективные основания для надомного обучения, вопросов нет. Но если сыну или дочке восемь и они непонятно почему не посещают учреждение образования, то появляются вопросы к родителям.

Такие истории единичны, но они есть и детально изучаются. Лишение ребенка права на образование может стать причиной того, что сына или дочку отберут. Такое решение принимается комиссионно. Затем КДН (комиссия по делам несовершеннолетних. — Прим. TUT.BY) сообщает об этом прокурору, который, если не согласен, может незамедлительно это решение отменить.

— Могут ли взять семью на карандаш, если кто-то из родителей потерял работу?

— Если в семье нормальный доход и ребенок не голодает, аккуратно одевается, то какие к такой семье могут быть претензии? Может, там второй родитель хорошо зарабатывает.

— А если у семьи нет своего жилья?

— Арендуйте квартиру по договору найма, и вопросов не возникнет.

— Но в Минске многие снимают без договора.

— С этим пусть налоговая разбирается, нам же важно, чтобы семья была уверена, что завтра они с ребенком не окажутся на улице. И договор им это гарантирует. В то же время, если у людей минская регистрация, какая разница, снимают они жилье по договору или нет?

— А что еще может насторожить проверяющих?

Таких нюансов много, все их даже в законодательстве не пропишешь.

Например, была ситуация, когда ребенок на уроках постоянно засыпал. Учитель спрашивает почему. Отвечает: мама заставляет по ночам молиться. Ясно, что к такой маме педагог или комиссия придут на разговор. То же самое, если наставник заметит, что у ребенка синяки. Откуда они взялись? Как давно появились? Что вообще творится в семье — нужно проверить.

«У семьи всегда должен быть шанс исправиться»

Снимок используется в качестве иллюстрации. Reuters

— А если семья не откроет проверяющим дверь?

— Это тоже настораживает. Когда человеку нечего скрывать, зачем прятаться? Тогда выясняем, кто живет в этой квартире, почему не хотят общаться. Приглашаем родителей в школу, детский сад или социально-педагогический центр на беседу. Важно, чтобы взрослые с пониманием относились к этим разговорам и не воспринимали педагогов, воспитателей и специалистов КДН как врагов.

— Это не очень приятно, когда кто-то посторонний пришел к тебе домой, проверяет шкафы, заглядывает в холодильник.

— Спокойнее нужно к этому относиться. А как иначе выявить, где детям нужна помощь? Случай из моей практики: мать открывает холодильник, а в нем одно куриное бедрышко и пустота. И она уверяет, что приготовит из этого ужин на четверых. Сразу много вопросов к такой чудо-поварихе возникает.

— И семью из-за этого сразу поставят в СОП?

— Нет, у семьи всегда должен быть шанс исправиться, поэтому сначала управление образования проводит социальное расследование.

Создается комиссия, куда могут входить педагог школы, представитель СПЦ, воспитатель дошкольного учреждения, милиционер.

Раз в неделю, раз в месяц, а то и каждый день — все зависит от ситуации — они приходят к семье. Наблюдают, как люди живут, как воспитывают детей, какие выводы для себя делают.

— Когда из СОП семья переходит в статус нуждающихся в госзащите и у них забирают ребенка?

— Когда из месяца в месяц родители не исправляются, возникает вопрос, нужен ли им ребенок? И школа обращается в комиссию по делам несовершеннолетних, чтобы ребенка признали нуждающимся в госзащите и забрали.

— Сколько длится для семьи такая проверка?

— Четких сроков никто не устанавливает. Максимум, который у нас был, — два года. Это была семья с низким доходом, которая нуждалась в финансовой поддержке. Позже дети подросли, кто-то стал сам зарабатывать, маме с папой стало проще, и мы их сняли с СОП.

— Что нужно сделать горе-родителям, чтобы вернуть ребенка?

— Часто они не работают, тогда необходимо трудоустроиться или пойти на курсы. Закодироваться или посещать группу анонимных алкоголиков.

Сделать дома хотя бы косметический ремонт, походить к нашим психологам, чтобы наладить родительско-детские отношения.

Если через полгода, пока ребенок находится на гособеспечении, мама с папой не меняют свой образ жизни, специалисты готовят в суд материалы на лишение их родительских прав.

Источник: https://news.tut.by/society/564220.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.