Забрали ребенка

Чиновники одичали: У женщины забрали ребёнка из-за маленькой зарплаты

Забрали ребенка

В России хотят принять закон, по которому забирать детей из семьи можно будет по решению экспресс-суда, длящегося всего 24 часа.

Тем временем всё больше родителей несправедливо лишаются детей, по незнанию подписывая документы, подсунутые органами опеки.

Вот и Марину Зуеву, уборщицу из Хакасии с зарплатой 4500 рублей в месяц, ничего не понимающую в тонкостях нашего семейного законодательства, разлучили с сыном-первоклассником и записали за ней долг по алиментам в 300 тысяч рублей.

Эта история стала известна и может иметь положительный исход только потому, что на неё обратил внимание депутат Госдумы Николай Николаев. И потому, что корреспондент Царьграда Дарья Ющенко не прошла мимо и сделала о ней сюжет.

Жительница крохотного посёлка Бискамжа, что в Хакасии, Марина Зуева родила своего третьего малыша в позднем возрасте. Марина – уборщица на ж/д станции. Работает она за копейки – всего 4500 рублей в месяц. И вот уже год она не может увидеть своего сына, потому что его от неё “спасли”. Сейчас женщина ожидает суда по лишению её родительских прав.

Марина относится к, пожалуй, самой бесправной и самой уязвимой части женщин в нашей стране. Муж ушёл из семьи потому, что надоело нести ответственность.

Она невероятно бедна, хоть и обслуживает три огромные государственные территории. Она не очень образованна и юридически безграмотна.

В нашей стране такое повсеместно, несмотря на миллиарды, вливаемые в образование, и бодрые отчёты чиновников.

Эта женщина работает в системе, обратилась за помощью к этой системе, и это её в итоге и сгубило.

Итак, её ребёнка-первоклассника начали травить в школе, причём довели до такого состояния, что у мальчика начался энурез. Марина обратилась за помощью в прокуратуру и в поликлинику. И ей начали “помогать”, как частенько “помогают” подобным Маринам. А именно – рассказали, как нужно воспитывать ребёнка, и забрали его в приют.

Или вы думали, что по логике будут проверять директора школы или тех, кто устроил травлю? Нет, директор школы в Хакасии умеет грамотно переводить стрелки в случае опасности. И подобные случаи, когда директор оборачивает просьбы родителей о помощи против самих же родителей, – увы, обычное дело.

Почему же Марина подписала бумаги и передала ребёнка в учреждение? А потому что она свято верила, что отдаёт его в какой-то аналог санатория, где её дитя полечат от энуреза. Она же верит системе! Она, бесправная и безграмотная, предположить не могла, что красивые и грамотные тёти “помогают” весьма специфическим образом.

Напоминаю, содержание ребёнка в госучреждениях стоит от 30 до 200 тысяч в месяц.

Почему эти деньги не могли уйти Марине напрямую в помощь, если уполномоченная Хакасии так переживала за бедность семьи? Потому что красивые и грамотные тётеньки тоже хотят кушать, и эти деньги идут им в з/п.

И они – это система, которая может защитить себя и свои аппетиты. А нищая уборщица такими масштабными ресурсами по защите себя не обладает.

А потом оказалось, что малыш по меркам Хакасии у Марины золотой. Ранее она обналичила маткапитал и купила сыну комнату.

Опекун сына, видимо, прикинул свалившееся на него богатство и решил, что он прекрасно заменит мальчику маму.

Да, официально он не будет владеть этой недвижимостью, но в ней можно прекрасно жить, например. Или сдавать комнату, а деньги использовать якобы в пользу опекаемого малыша.

Почему система Хакасии поощряет желания опекуна, а не мамы ребёнка, хотя с недавнего времени в ряде регионов появились распоряжения о том, что нужно поощрять воссоединение с кровной семьёй? Вопрос интересный и с загадкой. Предлагаю пофантазировать самостоятельно.

Дальше – больше. У Марины зарплата 4500 рублей, но система навешивает алиментов по прожиточному минимуму, и её алиментный долг на данный момент – более 300 000 рублей.

Да, люди, ограниченные в правах или лишённые их, платят алименты. И да, если человек их не платит, то он нарушает права ребёнка. На суде по восстановлению в правах это будет серьёзным аргументом не в пользу родителя. Можно выполнить любые пожелания соответствующих органов, но если тебе нарисовали такой неподъёмный долг, то…

Скажу вам ответственно: шансов в обычной жизни у Марины и её сына почти нет. Потому что опека и уполномоченная по правам ребёнка в её регионе такие, какие мы видим. А Марина – бедная, необразованная и наивная.

Шанс появился только тогда, когда к делу подключились депутат Госдумы, хороший адвокат, общественность и федеральные СМИ. Тем семьям, кто подобное организовать не смог, никто не поможет.

Споры вокруг законодательства

По новому закону, который предложил депутат Крашенинников (экспресс-суды в 24 часа), решение по Марине Зуевой принималось бы так: опека, которая поместила ребёнка в приют и назначила опекуна, собрала бы документы против Марины, от которых сейчас волосы дыбом у адвоката, и написала бы заявление в суд. Суд по закону 2К (Крашенинникова – Клишаса) должен был бы принять решение в 24 часа. Успеет Марина на суд или нет – неважно. Суд закрытый, и общественность, депутат и СМИ на нём бы не присутствовали.

Может ли женщина с зарплатой в 4500 рублей в месяц и долгом более 300 000 рублей нанять адвоката, даже если успеет его найти? Суд просмотрел бы документы, которые принесли грамотные и красивые тёти системы, и… как вы считаете, какое было бы решение? Правильно! Марина была бы лишена родительских прав уже давно и сразу.

И возможно, что мы сейчас опротестовывали бы решение суда. Возможно, отмена решения длилась бы годами. Суд – дело такое, неспешное. А может быть, не смогли бы, потому что опротестовать решение возможно в строго определённые сроки, а откуда об этом знать уборщице Марине?

Более того, судьи Хакасии – жители Хакасии. А мы с вами видим, что однажды они уже ограничили Марину в правах на основании, по факту, её бедности и того, что она разозлила системного человека – директора школы.

Сразу вспоминаю карельского директора школы, благодаря которой год возвращали шестерых детей семье Киселёвых, и сотни случаев, когда семьям благодаря активности директора выписывали штрафы по ст. 5.35 КоАП.

Когда читаешь красивый законопроект, очень полезно примерить его на судьбу таких Марин Зуевых, которых в нашей стране, увы, очень много.

И да, знаете, какими формулировками пользовались участники этой истории? “Ненадлежащее исполнение родительских обязанностей” и “угроза жизни и здоровью ребёнка”, разумеется.

Все те формулировки, которые по странному стечению обстоятельств внедрили в наше законодательство те, кто сегодня поддерживает и продвигает экспресс-суды по отобраниям детей в 24 часа.

И которые мы пытаемся удалить из нашего законодательства как “ненадлежащее исполнение чиновничьих обязанностей” и “угрозу жизни и здоровью семьи”.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/chinovniki-odichali-u-zhenshhiny-zabrali-rebjonka-iz-za-malenkoj-zarplaty_280114

Обыкновенная жестокость бытия: как не перейти грани ювенальной юстиции

Забрали ребенка

На этой неделе мы стали свидетелями очередных шокирующих случаев насилия над детьми. К сожалению, мы раз за разом возвращаемся к этой теме. И сколько не размышляем, сколько не призываем — ситуация не меняется. Беззащитные малыши становятся жертвами родителей. А немыслимые издевательства снова всплывают в оперативной хронике.

При каждом таком случае многие кивают на органы опеки. Мол, не доглядели, не уследили. С другой стороны в этот процесс вовлечены очень многие структуры — от полиции до уполномоченных по правам ребенка. Но их правой статус слишком размыт. В итоге заинтересованные лица просто перекладывают ответственность на других. И получается так, что ребенок остается один на один со своим кошмаром.

Сейчас в Госдуме готовят поправки в Семейный кодекс. Они уже вызвали яростные споры, а значит у депутатов и специалистов в этой области нет единого мнения. И это наводит на грустные мысли. Марина Кравцова продолжит.

Женщина с детской коляской штурмует рампу в скейтпарке, полугодовалая малышка, как кукла вылетает на асфальт — жуткие кадры сняли очевидцы, когда пытались спасти ребенка от пьяной мамаши.

«Когда у нее отняли ребенка, ей было все равно. Она подняла бутылки пива свои и пошла забирать ребенка и дальше с ним кататься», — рассказывает очевидец происшествия Никита Ермаков.

Прохожие вызвали полицию, женщину забрали в отделение, ребенка — в больницу. Эту жительницу Тулы уже лишали родительских прав — на двоих старших детей.

А потом родилась дочь. Никто даже не подумал, что эта мать возьмется за старое, хотя были все предпосылки… Так собственно и случилось. Теперь правоохранители снова решают вопрос об очередном лишении — прокуратура и следственный комитет проводят проверку.

«Издевались над ребенком или нет?»

Жуткая истории из Омской области — гремела на всю страну. На этих фотографиях, как раб, связанный по рукам и ногам, с гематомами на голове полуторогодовалый Максим. Мать мальчика — 20-летняя Евгения, после смерти мужа поселилась в доме подруги — многодетной Гульнары.

Якобы именно она издевалась над ребенком. Мальчика регулярно связывали и морили голодом. О том, что ребенок весь в синяках в полицию сообщили работники коммунальных служб, которые пришли проверять счетчики. Сейчас Максим — в столичной клинике.

Мать — в СИЗО, вместе с подругой ее обвиняют в истязании малолетнего.

«Кроме того, проводится доследственная проверка в отношении работников системы профилактики преступлений в отношении несовершеннолетних, которые обязаны были обеспечивать безопасные условия проживания ребенка в многодетной семье», — говорит старший помощник руководителя СУ СКР по Омской области Лариса Болдинова.

Евгения уверяет — не сообщала в полицию, якобы потому, что боялась, что у нее отнимут ребенка. Но почему органы опеки и отдел по делам несовершеннолетних бездействовали? В этом конкретном случае правозащитники говорят о возможном сговоре участников.

«Инспектор ПДН Касимова она является подружкой Гульнары. У нас есть их переписка, где очень близкое общение — видно, что люди хорошо дружат. То есть они покрывают все друг друга», — говорит правозащитник рабочей группы при уполномоченном по правам детей в Новосибирской области Анна Тажеева.

История очень похожа на громкое дело об истязаниях маленькой Аиши из Ингушетии год назад. Родная тетя и ее муж сажали девочку на раскаленную плиту, связывали руки, избивали. В семье родственницы по отцовской линии девочка оказалась после развода родителей, отец сидел в тюрьме, с матерью ребенку видеться не давали.

Следы чудовищных пыток вскрылись в больнице — туда ее отвела та самая тетка. Сказала, что девочка, якобы упала в выгребную яму, а потом села в кастрюлю с горячим борщом. Врачи были в шоке, распознать характер многих травм удалось не сразу — с таким медики никогда не сталкивались.

Аишу спасали всей страной — больше полугода девочка провела в московской клинике Леонида Рошаля, но травмы были настолько серьезными, что одну руку пришлось ампутировать.

«Я до сих пор в шоке. Год уже прошел, но я от этого не отошла. Многие люди думают, о, она так ходит, она радуется. Чему радоваться? Все забудут, а эта картинка всю жизнь при мне будет», — рассказывает мать Аиши Лидия Ажигова.

Сейчас Аиша пошла в первый класс, живет с мамой, а ее мучителей судят — тете девочки грозит до 12 лет лишения свободы.

Почему же правоохранители и социальные службы в таких историях, зачастую, появляются, слишком поздно? А родители боятся к ним обращаться, опасаясь, что у них заберут детей? На рассмотрении в Госдуме сейчас два законопроекта, которые призваны реформировать систему опеки и семейный кодекс.

Первый — авторства группы сенаторов во главе с Еленой Мизулиной — во главу угла ставит сохранение семьи. Забрать ребенка у родителей можно будет только после решения суда о лишении или ограничении родительских прав. При этом пристраивать его будут стараться не в детские дома, а к родственникам, если они есть. Но документ уже вызвал массу вопросов у общественников.

«Пока они всю защиту ребенка, и всю возможную защиту ребенка от насилия в семье просто выкинули, как будто этого не существует как явления. Пока концепция такая — на любые случаи жестокого обращения и злоупотребления родительскими обязанностями нужно вызывать не органы опеки, а полицию. Логика правильная — это действительно преступления.

В каждом случае, когда кто-то в школе увидел синяк у ребенка, и это синяк не потому что сам упал, а потому что папа ремнем побил. Теперь у нас будет исключительно полиция заводить исключительно уголовное дело о побоях, истязаниях и так далее», — поясняет президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

По действующему закону органы опеки могут отобрать ребенка из неблагополучной семьи без судебного решения. Но выявлять такие семьи обязанность полиции.

«Орган опеки не является по законодательству Российской Федерации надзорным органом за кровными семьями. Так почему же, когда ребенку угрожает что-то, его жизни и здоровью вызывается опека, чтобы его отобрать.

Ну, какой-то абсурд просто.

Если там действительно угроза, нужно переводить в плоскость уголовного кодекса», — возмущена начальник управления опеки (попечительства) и охраны прав детства администрации города Липецка Ольга Селезнева.

Но правоохранители не всегда успевают вовремя. В Ярославле из семьи изъяли троих детей со шрамами, ушибами, гематомами. От отца доставалось всем. Многодетная мать, писала заявления в полицию, угрозами муж заставлял их забирать.

«Муж всегда меня бил. Даже когда я была беременной. Если после избиения у меня образовывались синяки, то муж не выпускал меня из дома, опасаясь, что это увидят окружающие», — рассказывает Ольга Рустамова.

Крики слышали соседи и тоже писали в полицию, но реакции не было. Делу дали ход лишь когда вмешался уполномоченный по правам ребенка. В отношении отца возбуждено уголовное дело.

«Это вопиющий случай. Я почему очень так настойчиво я хотел увидеть детей. Потому что я никак не мог поверить, что такое может быть. Это просто исключение из всех правил», — говорит шокированный уполномоченный по правам ребенка в Ярославской области Михаил Крупин.

А у многодетного отца-одиночки из Алтайского края — противоположная ситуация. Сыновей отобрали из-за недостаточно хороших, по мнению социальных служб, бытовых условий.

«Дети были испуганы, и они кричали: „Папа, не отдавай нас!“», — рассказывает отец-одиночкка Алымбек Нарынбаев.

Родительских прав отца не лишили лишь потому, что дело предали огласке и вмешались правозащитники.

«Какой у одинокого мужчины может быть обустроенный быт? Ну этого быть не должно, бытом занимается женщина. А ему еще ставят в вину его ненадлежащие условия проживания», — говорит член комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты Российской Федерации Элина Жгутова.

Второй законопроект депутата госдумы Крашенниникова так и называют — «О порядке отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни».

Делать это предлагают только по решению суда, которое должны вынести не позднее, чем через сутки после того, как от органов опеки или полиции поступит соответствующее заявление.

В исключительных случаях — если в ближайшие часы ребенок может умереть — органы опеки вместе с прокурором и полицией могут отобрать его тут же. О том, по каким критериям и кто должен оценивать степень угрозы жизни в законе ни слова.

«Что такое „наличие оснований полагать, что смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов“? А кто это будет решать? Органы опеки? Они что медики? Они что знают? А что такое несколько часов? А чем основание полагать, что смерть наступит в течение нескольких часов отличается от непосредственной угрозы жизни? Да ничем», — недоумевает эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи, кандидат юридических наук Анна Швабауэр.

При этом важно не доходить до крайностей, которыми грешит западная ювенальная юстиция, говорят эксперты. В Швеции отобрать ребенка по суду могут даже заочно, если соцслужбам или врачам не понравится его настроение. В Норвегии — если у семьи нет столика для пеленания. В США по анонимному доносу за семьей могут установить настоящую слежку.

Где найти ту тонкую грань — чтобы защитить детей от домашнего насилия, но при этом не разлучать с родителями под надуманными предлогами. Четкого ответа пока нет ни в первом, ни во втором законопроектах.

«Безусловно в поступивших законопроектах есть ряд положительных моментов, а некоторые мы категорически поддержать не можем. Поэтому я считаю, что нужно продолжать дискуссию.

Если мы говорим о скоростных судах — надо понимать, как же они будут реализованы, насколько они будут учитывать все обстоятельства для принятия верного решения», — поясняет уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Анна Кузнецова.

Обе инициативы еще нужно серьезно корректировать на основе обсуждения с экспертным сообществом — считает Кузнецова. И пока неясно, сколько времени на это потребуется и сколько еще за это время будет исковеркано маленьких судеб.

Источник: https://www.5-tv.ru/news/312538/obyknovennaa-zestokost-bytia-kak-neperejdi-grani-uvenalnoj-usticii/

Заповеди матери в войне за ребенка

Забрали ребенка

Отец не дает ребенка матери или хочет забрать себе, что делать в такой ситуации? С таким вопросом к нам часто обращаются женщины, которым не у кого попросить помощи, совета.

Развод с мужем при наличии детей не всегда оборачивается в пользу жены. Ведь она была абсолютно уверена, что суд и закон полностью на ее стороне.

Но это опасное заблуждение, которое приводит к тому, что дети переходят к отцу.

Большинство обратившихся к нам женщин объединяет одна и та же ошибка. Поначалу они не придавали большого значения попыткам бывшего мужа заполучить ребенка. Рассуждают мамы обычно так: “Я психически здорова, не алкоголичка, не хожу по мужчинам.

Кто же посмеет забрать у меня ребенка?” По логике этих женщин, обстоятельства складываются в их пользу, а значит, тратить деньги на адвоката и ходить в суд не нужно. Поверьте, не стоит недооценивать оппонента и полагаться на традицию Фемиды вставать на сторону женщины. Множество матерей на этом и погорели.

Даже вынесенное в вашу пользу и вступившее в силу решение суда – не повод расслабиться. Бывший муж может элементарно нарушить то самое решение, без спроса забрав ребенка себе и затем, например, вывезя за рубеж.

Следите за поведением бывшего мужа. Если враждебный тон вдруг сменился на дружелюбный, будьте бдительны. Возможно, это отвлекающий маневр. Истинной же целью может являться изъятие ребенка. Нередко так и случается: отец увозит к себе ребенка после прогулки, на которую мать сама отпустила чадо.

Отпускайте ребенка гулять с отцом только будучи уверенной в том, что в назначенное время он его вернет. Будьте очень осторожны, если у бывшего супруга внезапно вспыхнет стремление заботиться о вашем здоровье, оплачивать лечение или санаторий, обследовать вас у своих “хороших друзей”.

Вы рискуете оказаться в психиатрической клинике, привязанной к кровати, с лошадиной дозой психотропного препарата в крови и очень “страшным” диагнозом в медицинской карте.

№3 Хватит иллюзий

Удивительно, но многие женщины, после того как муж отобрал ребенка, прекращают реальную борьбу за родительские права. Все превращается в видимость бурной деятельности. И теперь борьба происходит исключительно на бумаге. Пишут кому только можно: суды, полиция, приставы, прокуратура, депутаты.

Даже самому президенту шлют свои истории на двадцати листах. Но в ответ в лучшем случае приходит отписка в стиле “ваше обращение принято к рассмотрению”. Запомните, никакая бумажная волокита даже при наличии адвоката не поможет вернуть ребенка.

Хватит тешить себя надеждой, что какой-нибудь генерал, большой чиновник после вашего письма всплакнет и направит спецназ для спасения малыша из отцовского плена. Не пытайтесь бумагами (если это не денежные банкноты) заставить работать участкового или приставов. Нет смысла состязаться с бюрократической машиной в бумагомарании.

Система все равно в этом жанре непобедима. Должностные лица за годы просиживания штанов до совершенства довели свое умение избегать работы. Вы для них обуза и лишняя головная боль.

№ 4 Осторожнее с адвокатами

Да, бывшие мужья охотно и регулярно подкупают адвокатов. Юристы в свою очередь отрабатывают гонорар. Вас уверяют в том, что судебный процесс успешно идет к победе, что правда, да и сам судья на вашей стороне. Отрицательное решение станет шоком для вас. Адвокат лишь пожмет плечами и уедет на новом автомобиле.

При этом доказать факт подкупа практически невозможно. Решение тут простое: ходите в суд лично. На каждое заседание. Личное присутствие само по себе сыграет вам на руку, судья примет во внимание вашу заинтересованность. Но главное, что вы сами будете все видеть и слышать. У вас также есть возможность вести диктофонную запись.

Затем материалы можно предать стороннему адвокату для независимой оценки.

№5 Разные весовые категории кошельков

Как и в единоборствах, в войне за ребенка есть свои весовые категории. Речь идет о толщине родительских кошельков. Подобный спор редко затевают простые труженики.

Мужчина среднего заработка вполне согласится на роль “воскресного папы” при условии, что мать полностью адекватна. За воинственными отцами, как правило, стоит мощный финансовый и административный ресурс.

Это значит, что он имеет возможность нанимать лучших юристов, детективов, журналистов и других нужных людей. Такой отец запросто может подкупить полицию, органы опеки, не говоря уже о няне или классном руководителе ребенка.

Этому отцу не составит труда насолить вашим близким, разрушить ваш бизнес, сломать карьеру, даже нанять хулиганов для запугивания. Поймите, что для таких отцов это уже не просто деньги, это патроны, которых он для вас не пожалеет.

№6 Не доводите мужчину до бешенства

Конечно, порой очень хочется бывшему чуть-чуть отомстить. Чтобы понял, как много он потерял. Вы можете не брать трубки, не отвечать на смс, отменять запланированные встречи ребенка с папой. Причем делать это все хитро, дескать, ребенок сам не сильно стремился увидеть папу.

Порой женщина стремится показать, что после развода ее личная жизнь не кончилась, а даже обрела новые краски. И вот уже ваш малыш болтает ножками на плечах вашего нового ухажера. Подобные фото, видео, где вдобавок ко всему чадо называет незнакомого дядю “папой”, только усугубят ситуацию.

Велик риск, что однажды вы не обнаружите ребенка на детской площадке, в секции тенниса, в школе или в детском саду. Вы будете долго искать любимого сына или дочь, и никакие бойфренды вам не помогут. Потому воздержитесь от колкостей в адрес бывшего мужа. Злорадство никому не делает чести.

Радость от таких “уколов” сомнительная, а вражда с экс-супругом может разгореться нешуточная. И пострадает, в первую очередь, ваш общий ребенок.

№7 Морально готовьтесь к статусу обвиняемой

У отцов есть два ключевых метода борьбы с бывшей женой: тюрьма и психушка. Причем тюрьма сейчас в приоритете. Наши органы, конечно же, не бескорыстно, работают по принципу: “был бы человек, а статья найдется”. Наиболее популярные “заказные” статьи в войне за ребенка – это “мошенничество” (ст.

159) и статьи, связанные с хранением, транспортировкой и употреблением наркотиков (ст. 228). Следом за ними, правда, с большим отрывом идут: нанесение телесных повреждений и угроза убийством.

Если риск возбуждения против вас уголовного дела велик, имеет смысл подать в Следственный комитет и органы прокуратуры превентивное заявление. Следует сообщить о наличии спора о месте постоянного проживания ребенка. Также расскажите о своих опасениях относительно возможных провокаций в свой адрес.

Это, конечно, не сможет уберечь вас от обвинения, но в числе прочих мер защиты позволит смягчить удар и сильно усложнит жизнь оппонентам.

№8 Ищите союзников

Сочувствующие окружают вас со всех сторон. Присмотритесь. В школе, детском саду, поликлинике. Все ключевые точки на карте боевых действий – это женские коллективы. там говорить, даже у судьи в абсолютном большинстве случаев под черной мантией бьется сердце матери.

Это очень важный момент!
Женская солидарность – великая сила. Постарайтесь грамотно воспользоваться этим преимуществом. Будьте адекватны, приветливы, вежливы. Говорите спокойно, без грубых слов.

Проявите скромность: оденьтесь просто, но со вкусом, не размахивайте новым смартфоном и ключами от дорогой иномарки. Вам должны сочувствовать, а не завидовать. И это явно не тот случай, когда нужно кичиться материальными благами.

Простые и неизбалованные тетки из органов опеки должны видеть перед собой страдающую мать, а не богатую стерву. Таких не любят.

№9 СМИ – в вашем арсенале

Задействуйте в войне СМИ и социальные сети. Но помните, это уже тяжелая артиллерия. Бьет она порой без разбору. Тут важна точность наводки. В первую очередь важно исключить возможность судебных исков со стороны оппонента. Избегайте оскорблений, наговора, оперируйте только фактами. Сама ситуация уже складывается в вашу пользу. Вы мать, женщина, слабый пол.

Расскажите всем, как вы боретесь за ребенка, какие вам строят при этом козни. Поведайте об этом миру простым человеческим языком. Обратитесь в редакции СМИ, хотя бы сделайте пост на своей стене в социальной сети. Поверьте, откликнутся очень многие.

Общественный резонанс привлечет к вам внимание компетентных органов и будет служить защитой от пакостей со стороны бывшего мужа.

№ 10 Учитесь жить “на осадном положении”

Если стало очевидно, что бывший муж твердо решил забрать ребенка и договориться не получается, ройте окопы. Придется какое-то время жить на осадном положении. Это нервно и трудно, но другого пути нет.Хорошо в этом случае куда-то уехать вместе с ребенком, пока суд не вынес положительное решение.

В случае переезда смените и номер мобильного телефона. Новая сим-карта должна быть зарегистрирована не на вас. У метро такими “симками” торгуют постоянно. Не вставляйте новую карту в старый аппарат, обзаведитесь новым. Избегайте самолетов и поездов. Перемещайтесь на машине.

Если все же летите в другую страну – покупайте билеты иностранных авиалиний с несколькими пересадками. Улетать лучше из Минска, куда без труда можно добраться на машине.Если приняли решение остаться в стране, напишите заявление в Пограничную службу ФСБ России с просьбой временно ограничить ребенку выезд за границу.

На время острой фазы противостояния ребенка лучше перевести на домашнее обучение, отказаться от секций и кружков. Поговорите с учителями, напишите заявление с указанием всех лиц, которые могут забирать ребенка из учебного учреждения.Убедитесь, что у педагогов есть номер вашего телефона, пусть звонят вам в любой тревожной ситуации.

На прогулку ребенку лучше выходить с матерью и вторым сопровождающим (желательно мужчиной). Внимательно смотрите по сторонам, не отходите слишком далеко от дома. Если видите во дворе подозрительных людей, лучше перестрахуйтесь.Заранее проведите с ребенком беседу о действиях в экстренной ситуации.

Расскажите обо всех важных телефонах, адресах, о том, как вести себя, если увезли против воли. Не лишним будет также снабдить ребенка миниатюрным GPS-маячком.Подъезд дома и пространство перед входной дверью желательно оборудовать видеокамерами.

Не поскупитесь на качественное оборудование с хорошим разрешением и видеорегистратор с достаточным объемом памяти. В случае противоправных действий отца или его помощников это позволит вам собрать ценные доказательства.

* C полным списком правил жизни на “осадном положении” вы можете ознакомиться в книге “Война за детей”

Источник: https://dalegion.com/blog/146-10-zapovedey-materi.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.